Қандастар Ассамблея

Войска Кенесары были расположены в местности Майтюбе

19.06.2013 3771
Гораздо сложнее и неблагоприятнее для него сложились отношения с Киргизией. Кенесары направил своих представителей во главе с Сайдак-кожа, бием Чукмаром и Е. Саржановым к киргизским манапам, призывая их к совместной борьбе. Однако переговоры остались безуспешными, манапы во главе с Ормоном и Жантаем отклонили предложение. Чтобы не осложнить отношения с киргизами, в 1846 г. он отпустил на свободу 200 киргизов, и в том же году он писал в специальном письме к Жантаю, что не питает никакой вражды к киргизам. Однако манапы Ормон и Жантай не могли поддержать Кенесары. Как пишет т. Джанмгерчинов: “В стремлении Кенесары киргизские манапы видели попытку лишить власти представителей киргизской феодально-родовой знати во главе с Ормоном”. Кенесары, оттесненный из районов Балхаша и Или, в 1846 г. вынужден был начать борьбу с Кокандом без союзников, только силами примкнувших к нему казахов Старшего жуза. В 1846 г. он вторгся в район Аулие-Ата и осадил крепость Мерке. В 1847 г. вторгся в пределы Киргизии. В этой борьбе он преследовал основную цель – борьбу с господством Коканда. Последнее сражение с киргизским войском происходило в горах Кеклы, недалеко от Пишпека. Войска Кенесары были расположены в местности Майтюбе, которое у киргизов испокон веков считали “кровавым местом”. Кенесары попал в плен к киргизским манапам в долине Алмалы. Понимая безвыходность положения, Кенесары созвал военный совет, чтобы решить, как выйти из окружения. Наурызбай предложил: “Дайте мне 200 годных к бою джигитов, с которыми я ударю на строй киргизов и пробью его”. Несмотря на возражение Кенесары, было решено все же с боем выйти из окружения. Кенесары со своим отрядом принялся пробивать дорогу через болотистую реку Кара-Сук. Во время переправы многие утонули в реке, но не смотря на это, воины старались спасти Кенесары. Попытка вырваться из окружения окончилась неудачно, Наурызбай вместе со своим отрядом погиб в неравной борьбе, а Кенесары был захвачен в плен манапами. Перед своей казнью он еще раз обратился к киргизским манапам с предложением о прекращении вражды и объединении сил казахов и киргизов для совместной борьбы с общим врагом – Кокандом. Перед казнью, при огромном стечении людей, Кенесары запел песню. Так описываются последние моменты казни: “Кенесары, взглянув тогда на собравшийся народ, на далекие горы, на высокое небо, откуда лились ласковые лучи теплого солнца – взглянув кругом себя, запел песню. Долго лилась его песня среди собравшейся толпы и словам сим она долго внимала, не имея ни сил, ни желания оторваться от властных слов его песни, что глубоко западали в душу каждого, кто слушал их. И в песне своей вспомнил он всю свою жизнь в родных и привольных степях, в кругу родного аула”. В последнем сражении, по данным пограничного начальника Сибирских киргиз генерала Вишневского, манапом Ормоном были убиты брат Кенесары – Наурызбай, двое его сыновей и 15 других султанов, а число пленных составляло около одной тысячи. Киргизские манапы в знак своей признательности и дружбы, послали головы убитых казахов в качестве подарка кокандскому хану. Поражение и смерть хана создали благоприятную обстановку для дальнейшего продвижения русских отрядов в сторону Заилийского края и Северной Киргизии. После подавления народно-освободительной борьбы сибирской администрацией был составлен список старшин, биев, султанов, возглавлявших или принимавших активное участие в этой борьбе на Сибирской линии (по Кушмурунскому, Кокчетавскому, Акмолинскому, Каркаралинскому, Баянаульскому округам). “Трагическая смерть Кенесары ознаменовала собой и конец возглавлявшегося им движения”, - писал Е. Бекмаханов. Документы свидетельствуют об уважительном и сочувственном отношению к нему подполковника Российского Генерального штаба М. Красовского, оренбургского военного губернатора В. Перовского и многих других. Историк Н. Я. Коншин в 1903 г. писал: “Это был выдающийся во всех отношениях человек, далеко стоящий выше таких вождей волновавшихся киргиз, как Кудайменды Газин, Сиванкул Ханкожин и другие”. Время 20-40-х годов – один из интереснейших периодов истории Казахстана, - писал полвека назад замечательный историк Е. Бекмаханов. – Именно в это тридцатилетие произошли события, определившие дальнейшие судьбы казахского народа… Казахский народ, долгое время стоявший перед альтернативой – быть ли подчиненным царской России или среднеазиатским ханствам, - избрал первый путь. Выбор этот был сделан в обстановке острой политической борьбы внутри казахского общества лишь после того, как исчезли надежды отстоять свою государственную независимость”. Список литературы: 1) Аль-Халел Карпык, “Белая кость прошлого. Наши современники”, Алматы, РГЖН “Дауыр”, 1992; 2) Е. Бекмаханов, “Казахстан в 20-40 гг. XIX века”, Алма-Ата, Казак университеты, 1992; 3) В. Галиев. Институт истории этнологии им. Ч. Валиханова, “Национально-освободительная борьба под предводительством Кенесары Касымова”, Алматы, “Гылым”, 1996; 4) В.Галиев, “Национально-освободительное движение казахского народа в свете новых исследований”, “Мысль”, № 11, 1993; 5) Н. Жармагамбетов, “Хан Кене”, “Мысль”, № 1, 2001; 6) К.Кусайынулы, “Кенесары и его борьба за свободу”, “Мысль”, № 5, 2002; 7) Г.Шимырбаева, “Кенесары Касымов: политик и военный”, “Казахстанская правда”, 7 сентября, 2002.

Гораздо сложнее и неблагоприятнее для него сложились отношения с Киргизией. Кенесары направил своих представителей во главе с Сайдак-кожа, бием Чукмаром и Е. Саржановым к киргизским манапам, призывая их к совместной борьбе. Однако переговоры остались безуспешными, манапы во главе с Ормоном и Жантаем отклонили предложение. Чтобы не осложнить отношения с киргизами, в 1846 г. он отпустил на свободу 200 киргизов, и в том же году он писал в специальном письме к Жантаю, что не питает никакой вражды к киргизам. Однако манапы Ормон и Жантай не могли поддержать Кенесары. Как пишет т. Джанмгерчинов: “В стремлении Кенесары киргизские манапы видели попытку лишить власти представителей киргизской феодально-родовой знати во главе с Ормоном”.

Кенесары, оттесненный из районов Балхаша и Или, в 1846 г. вынужден был начать борьбу с Кокандом без союзников, только силами примкнувших к нему казахов Старшего жуза. В 1846 г. он вторгся в район Аулие-Ата и осадил крепость Мерке. В 1847 г. вторгся в пределы Киргизии. В этой борьбе он преследовал основную цель – борьбу с господством Коканда.

Последнее сражение с киргизским войском происходило в горах Кеклы, недалеко от Пишпека. Войска Кенесары были расположены в местности Майтюбе, которое у киргизов испокон веков считали “кровавым местом”. Кенесары попал в плен к киргизским манапам в долине Алмалы.

Понимая безвыходность положения, Кенесары созвал военный совет, чтобы решить, как выйти из окружения. Наурызбай предложил: “Дайте мне 200 годных к бою джигитов, с которыми я ударю на строй киргизов и пробью его”. Несмотря на возражение Кенесары, было решено все же с боем выйти из окружения.

Кенесары со своим отрядом принялся пробивать дорогу через болотистую реку Кара-Сук. Во время переправы многие утонули в реке, но не смотря на это, воины старались спасти Кенесары. Попытка вырваться из окружения окончилась неудачно, Наурызбай вместе со своим отрядом погиб в неравной борьбе, а Кенесары был захвачен в плен манапами.

Перед своей казнью он еще раз обратился к киргизским манапам с предложением о прекращении вражды и объединении сил казахов и киргизов для совместной борьбы с общим врагом – Кокандом. Перед казнью, при огромном стечении людей, Кенесары запел песню.

Так описываются последние моменты казни: “Кенесары, взглянув тогда на собравшийся народ, на далекие горы, на высокое небо, откуда лились ласковые лучи теплого солнца – взглянув кругом себя, запел песню. Долго лилась его песня среди собравшейся толпы и словам сим она долго внимала, не имея ни сил, ни желания оторваться от властных слов его песни, что глубоко западали в душу каждого, кто слушал их. И в песне своей вспомнил он всю свою жизнь в родных и привольных степях, в кругу родного аула”.

В последнем сражении, по данным пограничного начальника Сибирских киргиз генерала Вишневского, манапом Ормоном были убиты брат Кенесары – Наурызбай, двое его сыновей и 15 других султанов, а число пленных составляло около одной тысячи. Киргизские манапы в знак своей признательности и дружбы, послали головы убитых казахов в качестве подарка кокандскому хану.

Поражение и смерть хана создали благоприятную обстановку для дальнейшего продвижения русских отрядов в сторону Заилийского края и Северной Киргизии. После подавления народно-освободительной борьбы сибирской администрацией был составлен список старшин, биев, султанов, возглавлявших или принимавших активное участие в этой борьбе на Сибирской линии (по Кушмурунскому, Кокчетавскому, Акмолинскому, Каркаралинскому, Баянаульскому округам).

“Трагическая смерть Кенесары ознаменовала собой и конец возглавлявшегося им движения”, - писал Е. Бекмаханов. Документы свидетельствуют об уважительном и сочувственном отношению к нему подполковника Российского Генерального штаба М. Красовского, оренбургского военного губернатора В. Перовского и многих других. Историк Н. Я. Коншин в 1903 г. писал: “Это был выдающийся во всех отношениях человек, далеко стоящий выше таких вождей волновавшихся киргиз, как Кудайменды Газин, Сиванкул Ханкожин и другие”.

Время 20-40-х годов – один из интереснейших периодов истории Казахстана, - писал полвека назад замечательный историк Е. Бекмаханов. – Именно в это тридцатилетие произошли события, определившие дальнейшие судьбы казахского народа… Казахский народ, долгое время стоявший перед альтернативой – быть ли подчиненным царской России или среднеазиатским ханствам, - избрал первый путь. Выбор этот был сделан в обстановке острой политической борьбы внутри казахского общества лишь после того, как исчезли надежды отстоять свою государственную независимость”.

Список литературы:

1) Аль-Халел Карпык, “Белая кость прошлого. Наши современники”, Алматы, РГЖН “Дауыр”, 1992;
2) Е. Бекмаханов, “Казахстан в 20-40 гг. XIX века”, Алма-Ата, Казак университеты, 1992;
3) В. Галиев. Институт истории этнологии им. Ч. Валиханова, “Национально-освободительная борьба под предводительством Кенесары Касымова”, Алматы, “Гылым”, 1996;
4) В.Галиев, “Национально-освободительное движение казахского народа в свете новых исследований”, “Мысль”, № 11, 1993;
5) Н. Жармагамбетов, “Хан Кене”, “Мысль”, № 1, 2001;
6) К.Кусайынулы, “Кенесары и его борьба за свободу”, “Мысль”, № 5, 2002;
7) Г.Шимырбаева, “Кенесары Касымов: политик и военный”, “Казахстанская правда”, 7 сентября, 2002.

Ұқсас материалдар