Қандастар Ассамблея

На обширных равнинах по среднему и нижнему течению Сырдарьи

04.06.2013 2003
На обширных равнинах по среднему и нижнему течению Сырдарьи, ее притоков Арыси, Келеса и Чирчика, в бассейнах Таласа, Чу, Или казахи знали с давних времен способы регулярного орошения земель с помощью арычных систем, по которым вода поступала самотеком на поля, для чего сооружали магистральные каналы, делали искусственные запруды во время разлива рек, заполнявшего естественные низины, котловины, старицы, овраги. Ими использовались также и участки речных долин, обильно орошаемые паводковыми водами, дно усыхающих летом озер. На небольших площадях высевали просо, пшеницу, ячмень, овес, кукурузу, выращивали дыни и арбузы, а по свидетельству П. Рычкова, кое-где растили и «хлопчатую бумагу», т. е. хлопок . Следы былых виноградников выявлены у старинного казахского селения Чилик, что в низовьях реки Бугунь. Садами и виноградниками славилась и округа древнего Тараза. Монголы, завоевавшие Казахстан в XIII веке, разорили его основные экономические и культурные центры, нанесли огромный урон оседлоземледельческой культуре наших предков. Были разрушены города, магистральные каналы, выведены из строя системы регулярного орошения. Десятки тысяч ремесленников, земледельцев были физически уничтожены или угнаны в рабство. Едва восстановленное в после-монгольский период земледелие у казахов вновь подвергалось жестоким испытаниям во время завоевательных походов Тамерлана в XIV веке, позже — в 1723—1728 годах, известных в истории казахов как «годы великих бедствий» («Aк табан шубырын-ды»), когда большая часть оседло-земледельческого населения была истреблена, а те, кому удалось спастись, покинув свои селения, поневоле стали кочевниками-скотоводами. Сведения о следах опустошения, запущенных полях и садах мы находим в путевых записях Ф. Назарова, следовавшего в 1819 году из Сузака в Чимкент. Дома, которые он встречал в пути, имели вид укреплений, хотя возле них находились обработанные поля и на лето ставились юрты — верные признаки того, что их хозяева жили в ожидании неприятелей, в экономическом укладе сочетали скотоводство с земледелием. Вполне возможно, что именно в «годы великих бедствий» население присырдарьинских оазисов вернулось вновь к практике первоначального скотоводства. Сажали из плодовых только урюк, не требующий особого ухода, закрепляли декоративными деревьями берега оманов — арыков, котерме — насыпных участков оросительных систем. И потому исследователями не отмечено наличие у казахов культурных садов, виноградников в период после нашествий джунгаров, за исключением тех немногих, которые жили в городах и селениях с сохранившимися садоводческими традициями. Тем не менее значительная часть населения юга Казахстана продолжала сочетать земледелие со скотоводством, при этом в некоторых районах оно занимало доминирующее положение в хозяйстве казахов. Обычно во время паводков Сырдарья разливалась на многие километры, заполняя емкости прибрежных озер, запруживаемых диханами после половодья, чтобы предотвратить обратный сток воды в реку. Накапливаемую таким образом весной воду разбирали по оросительным сетям, каких было великое множество во все времена по обоим берегам реки. А на Арыси, Бугуни, Келесе, Таласе и Чу сооружались специальные плотины, именовавшиеся в народе богетом, тоганом.

На обширных равнинах по среднему и нижнему течению Сырдарьи, ее притоков Арыси, Келеса и Чирчика, в бассейнах Таласа, Чу, Или казахи знали с давних времен способы регулярного орошения земель с помощью арычных систем, по которым вода поступала самотеком на поля, для чего сооружали магистральные каналы, делали искусственные запруды во время разлива рек, заполнявшего естественные низины, котловины, старицы, овраги. Ими использовались также и участки речных долин, обильно орошаемые паводковыми водами, дно усыхающих летом озер. На небольших площадях высевали просо, пшеницу, ячмень, овес, кукурузу, выращивали дыни и арбузы, а по свидетельству П. Рычкова, кое-где растили и «хлопчатую бумагу», т. е. хлопок . Следы былых виноградников выявлены у старинного казахского селения Чилик, что в низовьях реки Бугунь. Садами и виноградниками славилась и округа древнего Тараза. Монголы, завоевавшие Казахстан в XIII веке, разорили его основные экономические и культурные центры, нанесли огромный урон оседлоземледельческой культуре наших предков. Были разрушены города, магистральные каналы, выведены из строя системы регулярного орошения. Десятки тысяч ремесленников, земледельцев были физически уничтожены или угнаны в рабство. Едва восстановленное в после-монгольский период земледелие у казахов вновь подвергалось жестоким испытаниям во время завоевательных походов Тамерлана в XIV веке, позже — в 1723—1728 годах, известных в истории казахов как «годы великих бедствий» («Aк табан шубырын-ды»), когда большая часть оседло-земледельческого населения была истреблена, а те, кому удалось спастись, покинув свои селения, поневоле стали кочевниками-скотоводами.

Сведения о следах опустошения, запущенных полях и садах мы находим в путевых записях Ф. Назарова, следовавшего в 1819 году из Сузака в Чимкент. Дома, которые он встречал в пути, имели вид укреплений, хотя возле них находились обработанные поля и на лето ставились юрты — верные признаки того, что их хозяева жили в ожидании неприятелей, в экономическом укладе сочетали скотоводство с земледелием. Вполне возможно, что именно в «годы великих бедствий» население присырдарьинских оазисов вернулось вновь к практике первоначального скотоводства. Сажали из плодовых только урюк, не требующий особого ухода, закрепляли декоративными деревьями берега оманов — арыков, котерме — насыпных участков оросительных систем. И потому исследователями не отмечено наличие у казахов культурных садов, виноградников в период после нашествий джунгаров, за исключением тех немногих, которые жили в городах и селениях с сохранившимися садоводческими традициями. Тем не менее значительная часть населения юга Казахстана продолжала сочетать земледелие со скотоводством, при этом в некоторых районах оно занимало доминирующее положение в хозяйстве казахов. Обычно во время паводков Сырдарья разливалась на многие километры, заполняя емкости прибрежных озер, запруживаемых диханами после половодья, чтобы предотвратить обратный сток воды в реку. Накапливаемую таким образом весной воду разбирали по оросительным сетям, каких было великое множество во все времена по обоим берегам реки. А на Арыси, Бугуни, Келесе, Таласе и Чу сооружались специальные плотины, именовавшиеся в народе богетом, тоганом.

Ұқсас материалдар