Қандастар Ассамблея

Болат гора

28.08.2014 2221
Болат гора

Болат гора — в переводе означает «стальная». Вероятно, сотни, а может и тысячи лет тому назад гора стала свидетелем переплавки кочевниками стали и меди. Многочисленные доказательства были обнаружены в этих местах археологами. У самого подножия горы Болат текут ручьи, называемые Каскабулак. Они странным образом соответствуют своему названию (қасқа — настоящий), даже если много народу бросаются к ним, чтобы утолить жажду, они ничуть не мутнеют, не загрязняются, сверкают, как огромное зеркало, воды в них не убавляется. В этом-то и заключается суть названия «Каскабулак». За Каскабулаком караван одаривается колодезной водой. После привала люди, снимаясь с этого места, наполняют торсуки, кумысники, чайники и отправляются дальше.

Вскоре после горы Болат перед караваном предстает плоская, безмолвная пустыня Бетпакдала. С каждым шагом меняется ее вид. Позади остаются желтые холмы с низкорослыми, прижавшимися к земле травами, светлые равнины с пушистыми селеу, долины с преграждающими путь коню высокими покосами — и все вокруг начинает темнеть. Редкостью становятся благоухающие травы чабрец, полынь зеленая, масляная полынь, овсюг, клевер, кияк, коде, шалгын, майса, мята, чечевица. Вместо них появляются редкие сухие, темно-серые, без листьев растения — это полынь без листочков, перекати-поле, черная полынь, пустырник, изен, баялыш. Местами, будоража душу, темнеют кустарники — мужыгын, туйекарын, итситек. Кругом серая степь с серыми холмами, похожими на океанские волны, врезающиеся в самый горизонт. При приближении увидишь каменную сопку, затвердевший реиз, солончаки. Эта бескрайняя пустота докучает взору до самого Чу. Бесконечная, нескончаемая, без единого живого существа мертвая степь. Давит она на душу, гасит надежду. И невольно призадумаешься: как метко названа эта Бетпакдала (бездушная степь), действительно, она и есть Бетпак.

Говорят, что Кенесары Касымов с большим войском вдоль и поперек исколесил казахскую степь под знаменем свободы. После ушедших тысяч воинов осталась земля, пропитанная кровью и жиром зарезанного на мясо скота. Так говорится в предании о названии «Майтөккен» (май — жир, токкен — пролившийся). Существует традиция оставлять горящие уголья после костра из кокпека, баялыша, саксаула, прикрыв их золой, перед снятием с каждого ночлега. Так же поступает и предыдущий караван. В этом проявляется забота об идущих вслед караванах. Таким образом, люди, уставшие за длинный день от долгого пути, смогут, достигнув колодца, без особого труда разжечь костер и ставить на него котлы. На этом степном огне разогревается не только пища — благопожелание людей одной судьбы согревает сердца. Таков закон степняков. Единственный после «Майтөккен» колодец называют «Қатынақ», и это название также имеет свою историю.

Акселеу Сейдимбек, "Мир казахов"

Ұқсас материалдар