Кому покоряются столицы?

29.11.2017

Нурсултан Назарбаев возвращается в Алма-Ату через 18 лет после того, как его там не приняли в университет, и почему сбылось пророчество старого мастера с Дзержинки Снова в Алма-Ате, но в каком ранге!

Мировая литература полна жизнеописаний великих деятелей, которых столицы сначала не принимали, а затем увековечивали, ставили им памятники, называли их именами улицы и площади и даже сами столицы. Они всегда привлекали молодых, амбициозных людей из провинции. Только там можно было стать известным, а то и знаменитым. В советское время первым шагом к общенациональной славе было поступление в престижный вуз.

Выпускнику сельской школы из степного Казахстана Нурсултану Назарбаеву в этом плане не повезло. На вступительных экзаменах в Казахский государственный университет недобор одного балла стал для него препятствием — его не зачислили в вуз.

С тех пор прошло двадцать лет, и вот он, как написали бы в старых книгах о перипетиях судеб выдающихся исторических деятелей, на белом коне, в окружении блистательный свиты, въезжает в этот самый город. Романисты, безусловно, не пожалели бы ярких красок, описывая триумф героя, отвергнутого когда-то недальновидными горожанами, судьбы которых он теперь будет вершить.

Нурсултан Абишевич Назарбаев, конечно же, въезжал в столичную Алма-Ату не на белом коне. Его доставила обыкновенная черная «Волга». Но, применив метафору, можно сказать, что это действительно было триумфальное возвращение. Именно о таких случаях и говорят: «На белом коне». Разумеется, избрание второго секретаря Карагандинского обкома партии секретарем ЦК Компартии Казахстана не было встречено толпами ликующего народа, высыпавшего на улицы и площади.

На дворе стоял обычный декабрьский день 1979 года. И мало кто из горожан мог представить себе, что в Алма-Ату прибыл человек, который не только изменит жизнь в Казахстане, но и окажет сильнейшее влияние на развитие всего мирового процесса. У известного советского поэта-диссидента, лауреата Нобелевской премии по литературе Иосифа Бродского в стихотворении «На смерть маршала Жукова» есть такие строки:

Смело входил он в чужие столицы,

Но в страхе возвращался в свою...

Георгий Константинович Жуков — один из полководцев Победы в Великой Отечественной войне. Что касается Назарбаева, то он никогда не был военным человеком. Жуков брал столицы других государств. У Назарбаева тоже были свои победы — на мирном фронте. Строительство Казахстанской Магнитки - разве не победа? Почему Жуков в страхе возвращался в свою столицу? Знал, что его недруги нашептывали в сталинские уши всякие гадости, чтобы вызвать ревность и подозрительность в отношении полководца? Нет, Нурсултан Абишевич при возвращении в казахстанскую столицу не испытывал не то что страха, а даже намека на некую обеспокоенность.

Смелый, инициативный партийный работник, к тому же металлург по образованию, он не мог не обратить на себя внимания. О нем много говорили и писали в газетах. И когда в ЦК республики открылась вакансия секретаря ЦК по промышленности, выбор был остановлен на кандидатуре Нурсултана Абишевича. Лучшую кандидатуру трудно было найти. Металлургическую промышленность секретарь Карагандинского обкома знал как свои пять пальцев. Почти двадцать лет занимался ею. Ему, как говорится, и флаг в руки!

Нурсултан Абишевич и принял его. Он стал маяком, по которому сверяли свой путь казахстанские промышленники, а также транспортники и связисты — в круг полномочий нового секретаря ЦК, ведавшего вопросами промышленности, добавились транспортная отрасль и связь. Но главной сферой его деятельности оставалась промышленность. Еще со школьных лет он знал о несметных богатствах казахстанской земли. Чего там только не было! Медь и цинк, свинец и титан, магний и фосфориты, хром и уголь... И, наконец, главное сырье XX века: нефть, газ, урановая руда. И все в неисчислимых количествах.

На базе разведанных месторождений полезных ископаемых были построены крупнейшие предприятия. Промышленность, которую предстояло курировать Назарбаеву, производила третью часть всей меди, добываемой в Советском Союзе, почти две трети цинка и свинца. А уж титана и магния на долю Казахстана приходилось почти 90 процентов! Уже эти цифры говорят о масштабах и сложности задач, которые приходилось решать Нурсултану Абишевичу. На размышления наводили и другие цифры. В республике перерабатывалось лишь десять процентов добытой продукции. Остальные 90 процентов вывозились в другие республики. Почему так делалось? Разве нельзя было организовать выпуск готовой продукции непосредственно в Казахстане?

Можно было. Так почему сырье увозили за тысячи километров от мест добычи? В чем причина? Только ли в бесхозяйственности, как считали некоторые производственники? Объяснение было простое: в смысле экономики Советский Союз представлял собой единый народно-хозяйственный комплекс. Что из этого следовало? А вот что. Все республики связывались между собой неразрывными производственными отношениями. То есть предприятия не могли существовать друг без друга. Таким образом обеспечивалась экономическая целостность государства.

В жертву этой идеологии приносились насущные потребности населения. Казахстан всегда славился развитой отраслью животноводства. Но изделия из кожи и меха сюда завозились из других республик. Почему? Да потому, что не строили свои предприятия по переработке. Почему не строили? Не могли — такие решения принимались только в Центре. Вот и возникал дисбаланс между отраслями тяжелой и легкой промышленности.

Нурсултан Абишевич все чаще задумывался над подобными перекосами. Плановая экономика, неизменная с 1930-х годов, явно нуждалась в реформировании. Это видели многие ученые, экономисты, партийные работники.

Автор статьи - Айғаным Мұстапаева
Материал опубликован с согласием автора

Читайте также