Как рождалась президентская власть

29.11.2017

В первой части книги «Мальчик из Ушконыра» подробно описан жизненный путь Нурсултана Абишевича. Вкратце напомню основные вехи его трудовой биографии. В первый раз президентом его избрали в апреле 1990 года. Тогда Казахская ССР входила в состав Советского Союза, была его частью и территориально, и экономически, и политически.

До Нурсултана Абишевича эту должность в Казахстане не занимал никто. По той простой причине, что в СССР ее не существовало. Вплоть до прихода к власти Михаила Горбачева. До него считалось, что институт президентства противоречил самой природе социалистического строя. Этой точки зрения придерживались все предшественники Горбачева на посту Генерального секретаря ЦК КПСС - от Сталина до Черненко. Именно он нарушил многолетнюю традицию, положив конец монопольному праву КПСС на власть в стране, закрепленному в Конституции СССР. С этой целью в марте 1990 года на Пленуме ЦК КПСС выступил с предложением об исключении из Конституции 6-й статьи о руководящей роли партии как ядра политической системы СССР. Предложение генсека было поддержано пленумом и внесено в качестве законодательной инициативы на Съезд народных депутатов. Он и исключил предложенную Горбачевым статью из Основного закона СССР.

Это было крахом диктата КПСС. Но, как говорится, свято место пусто не бывает. Центр власти должен был куда-то переместиться. И он переместился.

15 марта 1990 года на внеочередном III съезде народные депутаты учредили в СССР институт президентства и избрали Михаила Горбачева президентом. Власть у ЦК КПСС была отнята и перетекла в руки Михаила Сергеевича. Оставаясь генсеком, он распорядился зарегистрировать ее в Министерстве юстиции в статусе... общественной организации. Аналогичные процессы прошли и в союзных республиках. 24 апреля 1990 года в Казахстане тоже был введен институт президентства. Президентом единогласно избрали Нурсултана Абишевича. Избрание проходило на заседании Верховного Совета Казахской ССР, который он возглавлял с февраля. В то время было множество всевозможных реорганизаций и переименований. Незадолго, например, первым секретарям ЦК компартий союзных республик, обкомов и райкомов было рекомендовано стать и председателями Советов — по горбачевскому прецеденту. Поэтому замена названия должности не воспринималась как нечто экстраординарное. К тому же в Советском Союзе нередко президентом называли председателя Президиума Верховного Совета СССР. Особенно часто это практиковалось в международных отношениях. Дело заключалось в том, что в дипломатических протоколах иностранных государств отсутствовали такие должности, как Генеральный секретарь ЦК КПСС или председатель Президиума Верховного Совета СССР. Тогда и было изобретено «импортозамещение»: Президиум Верховного Совета подавался как коллективный глава государства, а его председатель — как президент. Поэтому генеральные секретари ЦК КПСС становились, как правило, одновременно и председателями Президиума Верховного Совета СССР.

Что касалось союзных республик, то, конечно, официальное введение института президентства, хотя и провозглашало президентов главами республик, на деле не наделяло их такими полномочиями. Власть по-прежнему находилась в руках партийных комитетов. А они расставаться с ней не хотели. Таким образом, возникло двоевластие: с одной стороны — президент, а с другой — ЦК партии. Обе ветви располагали своим аппаратом, и они соперничали, а нередко и враждовали между собой. Если прибавить еще Верховный Совет, то получалось уже не двоевластие, а троевластие. Перетягивание каната продолжалось с переменным успехом до августовских событий 1991 года. После провала выступления ГКЧП Нурсултан Абишевич распустил Компартию республики. Центр политической власти перешел в президентские структуры. Легитимным ли был институт президентства, учрежденный 24 апреля 1990 года и просуществовавший полтора года? Несомненно, легитимным. Но он учреждался в системе советской власти и воплощал в себе все ее родовые признаки. Избрание Верховным Советом представлялось Нурсултану Абишевичу недостаточным и даже в какой-то степени келейным. И он решил пойти на прямые президентские выборы, чтобы получить право действовать от имени всего народа. Они состоялись 1 декабря 1991 года. На избирательные участки пришли почти 9 миллионов человек, или почти 89 процентов от числа включенных в избирательные списки.

За избрание Нурсултана Абишевича президентом проголосовали почти 99 процентов избирателей. Это был невиданный успех!

С тех пор день 1 декабря наречен Днем первого президента Республики Казахстан и получил статус государственного праздника. Каждый год он отмечается с широким размахом и отражает торжество народной демократии.

8 декабря, окрыленный высоким доверием народа, Нурсултан Абишевич отправился в Москву, чтобы 9-го, как и договаривались с Горбачевым, принять участие в подписании Союзного договора. Но в Беловежской Пуще было подписано совсем другое соглашение, положившее конец Советскому Союзу. Оказавшись невольным свидетелем крупной ссоры Горбачева с Ельциным в кремлевском кабинете союзного президента, Нурсултан Абишевич понял, что подписания Союзного договора не будет. И он улетел в Алма-Ату.

На следующий день, 10 декабря, состоялась инаугурация. Впервые в многовековой истории казахов всенародно избранный первый Президент Республики Казахстан принял присягу. Республика Казахстан — так теперь стала называться бывшая Казахская Советская Социалистическая Республика. Решение об изменении ее названия принял на утреннем заседании Верховный Совет. Через три дня Нурсултан Абишевич отбыл в Туркменистан. В столице этой республики Ашхабаде собрались главы центрально-азиатских республик. Встревоженные тем, что ни Горбачев, ни Верховный Совет СССР ничего не предпринимали в связи с Беловежским соглашением, они в противовес трем славянским республикам — России, Украине и Белоруссии — подготовили проект создания конфедерации центрально-азиатских республик. Большого труда стоило казахстанскому лидеру отговорить их от этой затеи, которая могла бы спровоцировать межэтническое расчленение СССР по оси Европа — Азия.

16 декабря Верховный Совет принял еще один ключевой закон: «О государственной независимости Республики Казахстан». Его разработка велась под непосредственным руководством Нурсултана Абишевича. Какие идеи он воплотил в этом основополагающем документе? Дерзкие, непривычные для глаз и слуха. Ну, например, строки о том, что Республика Казахстан как независимое государство самостоятельно определяет и проводит свою внутреннюю и внешнюю политику. Самостоятельно? Да еще несколько лет назад за такие слова отправили бы туда, куда, как в народе говорят, Макар телят не гонял. Это в лучшем случае. Могло быть и хуже. Или строки о том, что территория бывшей Казахской ССР является территорией нового независимого государства и объявляется неделимой и неприкосновенной.

Отчаянная смелость и высокое мужество всегда были присущи Нурсултану Абишевичу. Но одно дело проявлять их в бытовых, обыденных ситуациях, и совсем другое — будучи главой государства, избранным народом всего две недели назад. Но не таков первый казахстанский президент, чтобы растеряться, заметаться с первых шагов. Огромный опыт руководящей политической и государственной деятельности помогал ему принимать правильные решения и на новом посту.

Нурсултан Абишевич видел: надо было принимать срочные меры по предотвращению растущей дезинтеграции на территории то ли еще СССР, то ли уже СНГ и полного правового хаоса в отношениях между республиками. И он настоял на проведении в Казахстане встречи глав всех заинтересованных республик.

21 декабря в Алма-Ате состоялась такая встреча. Приехали главы девяти бывших советских республик. Там они подписали декларацию, получившую название Алма-атинской, о прекращении существования СССР и создании СНГ. Позднее к ней присоединились и другие постсоветские республики.

Автор статьи - Айғаным Мұстапаева
Материал опубликован с согласием автора

Читайте также