Суррогатное материнство: приговор или спасение

06.11.2017

Обмолвившись словом про суррогатное материнство, в Казахстане можно невольно наткнуться на множество недовольных и осуждающих взглядов общества. Однако что же это такое, и с какими ситуациями сталкиваются решившиеся на этот шаг люди, постараемся осветить в этом материале.

В первую очередь, суррогатное материнство – это репродуктивная программа, в которой принимают участие 3 человека: биологические родители и суррогатная мать. Вторая за материальное вознаграждение вынашивает и рожает ребенка супружеской пары.

Несмотря на то, что многие семейные пары, по разным причинам не имеющие детей, ни в коем случае не назовут эту технологию «кошмаром», для всего остального мира суррогатное материнство все еще представляется чем-то неприемлемым.

Baby M

Когда глобальная индустрия суррогатного материнства все еще находилась в зачаточном состоянии, один случай в штате Нью-Джерси в середине 1980-х годов поставил эту тему на карту мира. Мэри Бет Уайтхед, выпускница средней школы, вышла замуж за дворника и  заключила контракт с супружеской парой о суррогатном материнстве для их ребенка. 

После рождения младенца и передачи его родителям, на следующий день девушка появилась у входной двери дома супружеской пары, требуя вернуть ребенка, угрожая самоубийством. В тот же день она скрылась с малышом, известным как «Baby M», но в конечном итоге была вынуждена по закону вернуть его. Это было первое юридическое разбирательство о суррогатном материнстве в истории. По истечению многих лет в американских СМИ появилась информация, что родители «Baby M» все-таки разрешили суррогатной матери видеться с ребенком. 

Сказ о том, как суррогатная мать превратила жизнь супругов в кошмар

Похожий случай произошел и в штате Мичиган, когда женщина аннулировала контракт с родителями выношенных детей через две недели после рождения близнецов. Однако конец этой истории действительно оказался кошмарным для новоявленных родителей.  

Много лет Эмми и Скот безуспешно пытались завести детей: от провальных попыток искусственного оплодотворения до внематочной беременности и выкидыша. И наконец, после многолетних мучений супружеская пара решилась воспользоваться услугой суррогатной матери.

Шеллу Бейкер они отыскали в интернете. К тому времени у нее уже были четверо абсолютно здоровых детей. В сети Шелла разместила объявление, что готова помочь бездетной семье. Так как у нее уже имелась медстраховка, от «клиентов» женщина лишь требовала деньги на остальные расходы. Увидев это объявление, и без того небогатые Эмми и Скот обрадовались. 

Они встретились с Шелли и подписали контракт, который супруги не удосужились обговорить с адвокатом. Это упущение впоследствии сыграло решающую роль в судебном разбирательстве. Суррогатная мать успешно зачала и родила им двух здоровых близнецов. 

Счастливые родители в этот момент и не подозревали, что новоиспеченная «мать» их детей сразу после родов начала свое расследование в отношении Эмми, чтобы заявить свои права на детей. Ведь у нее и без того было своих четверо! Женщина, выяснив, что заказчица ранее страдала депрессией, вызванной, кстати, ее бесплодием, обращается к адвокатам и расторгает контракт с новоиспеченными родителями. 

Едва воссоединившись с детьми, нареченными Итаном и Бриджит, Эмми и Скот, не успев насладиться счастьем родительства, вскоре по решению суда лишаются родительских прав. Законы штата Мичиган оказываются на стороне суррогатной матери из-за многих недочетов в заключенном с супругами договоре.

Случаи отказа биологических родителей от детей

Не редки и случаи отказа биологических родителей от своих детей. В 2010 году канадская гражданка Кэтлин Хачи в провинции Нью-Брансуик заключила сделку с бесплодной парой из Новой Шотландии, чтобы выносить их ребенка за денежное вознаграждение. На 27-й неделе беременности ей сообщили через текстовое сообщение, что потенциальные родители разводятся и больше не хотят своего ребенка. В конце концов она родила близнецов и нашла для них приемный дом.

В 2014 году большой резонанс вызвал один случай, произошедший с тайской суррогатной матерью Паттарамон Чабуа. К ней за помощью обратилась бездетная супружеская пара из Австралии. В то время в Таиланде существовали довольно лояльные законы к иностранным гражданам, приезжающим воспользоваться программой суррогатного материнства.  Паттарамон Чабуа успешно зачала и родила двойню. Однако у одного из детей при рождении был диагностирован синдром Дауна и порок сердца.

Тогда супруги отказались забирать больного мальчика, ссылаясь на неидентичность близнецов. В итоге они уехали восвояси только с одной здоровой девочкой.  После того, как это дело получило огласку, они утверждали, что якобы не знали о мальчике с синдромом Дауна. Агентство по суррогатному материнству, в которое они обратились, скрыв этот факт, успешно передало им ребенка и получило свое вознаграждение. Однако правда это или нет, пострадавшая так и не выяснила.

Паттарамон не бросила мальчика, сейчас она его воспитывает сама. Тайские СМИ писали, что он получает необходимое лечение благодаря добровольным пожертвованиям неравнодушных со всего ­мира.

После этого резонансного случая в Таиланде приняли закон, ограничивающий суррогатное материнство. С июля 2015 года в этой стране запрещена агентская деятельность по подбору суррогатных матерей, представление этой услуги гражданам из других стран и проведение рекламных акций в поддержку суррогатного материнства.

Известно, что на законодательном уровне суррогатное материнство также запрещено в нескольких странах, как Франция, Германия, Швеция, Норвегия и Австрия. В Израиле, Канаде и Нидерландах действует более лояльный закон, позволяющий практиковать некоммерческое суррогатное материнство.

О суррогатном материнстве в Казахстане

На законодательном уровне в нашей стране суррогатное материнство разрешено. Статья 56  Кодекса РК о браке (супружестве) и семье устанавливает требования, предъявляемые к суррогатной матери:
1. Женщина, желающая стать суррогатной матерью, должна быть в возрасте от двадцати до тридцати пяти лет, иметь удовлетворительное физическое, психическое и репродуктивное здоровье, подтвержденное заключением медицинской организации, а также иметь собственного здорового ребенка.
2. В случае, если суррогатная мать состоит в зарегистрированном браке (супружестве), при заключении договора суррогатного материнства необходимо представить письменное согласие супруга, которое должно быть удостоверено в нотариальном порядке.
3. Медицинская организация, применяющая вспомогательные репродуктивные методы и технологии, обязана вынести заключение об их применении с полной и исчерпывающей информацией об использованных для этого биоматериалах самих лиц, желающих иметь ребенка, либо донорского банка.

Согласно статье 59 Кодекса:

Родителями ребенка, родившегося в результате применения вспомогательных репродуктивных методов и технологий, на основании договора суррогатного материнства признаются супруги (заказчики).

В случае отказа от ребенка супруги (заказчики), давшие свое согласие на применение вспомогательных репродуктивных методов и технологий либо заключившие договор с суррогатной матерью, не вправе требовать от суррогатной матери возмещения материальных расходов. В случае отказа супругов (заказчиков), заключивших договор с суррогатной матерью, от ребенка право материнства по ее желанию остается за суррогатной матерью, а в случае ее отказа ребенок передается на попечение государства.

Другими словами, после рождения ребенка все права на него переходят к биологическим родителям. А если от ребенка отказываются и родители, и суррогатная мать, то его отправляют в детский дом. 

Врач гинеколог-репродуктолог Айтхожина Ляззат Кенжебаевна из Института Репродуктивной Медицины в городе Алматы рассказывает, что количество супружеских пар, которые не могут зачать и родить своего здорового малыша естественным путем, с каждым годом увеличивается:

«Наш институт открылся в 1995 году и уже более 20 лет работает в этом направлении. Мы помогаем бездетным семьям и женщинам, которые по разным причинам не могут иметь своих детей. Бесплодием могут страдать в равной степени и женщины, и мужчины, однако право на счастливую и полноценную семью есть у каждого.

В настоящее время количество супружеских пар, которые не могут зачать и родить своего здорового малыша естественным путем, увеличивается. Причиной этого феномена является бесплодие, которое возникает вследствие различных заболеваний репродуктивной системы или негативного воздействия факторов окружающей среды. 

С 2010 года правительство предоставляет бесплатные квоты на ЭКО тем, кто в ней нуждается. Тем не менее, согласно статистическим данным прошлого года, 16% семей в стране не могут иметь своих детей. В прошлом году было зарегистрировано около 150 000 браков, из которых 16% бездетны, то есть это целых 20-21 тыс. супружеских пар. В среднем 6500 пар в год нуждаются в программах ЭКО.

К программе суррогатного материнства прибегают в основном пары, где супруга не может выносить самостоятельно ребенка из-за проблем с маткой. Медицина шагнула вперед, поэтому о репродуктивных методах оплодотворения знают многие. Все приходят подготовленные к предстоящим процессам медицинского обследования и оформления документов. Анализы сдают абсолютно все клиенты в равной степени согласно действующим законам РК о репродуктивном здоровье населения, вне зависимости от предпочитаемых услуг в нашем центре. Сначала проходит проверку сама пара, и, если выявляется, что она в состоянии завести своих биологических детей, только тогда они приступают к поиску суррогатной матери. Любая полноценная супружеская пара до 52 лет, официально состоящая в браке, может воспользоваться в нашем центре программой суррогатного материнства. Незамужние женщины и разведенные категорически не допускаются к этой услуге. Для них существуют другие программы ЭКО.

А для роли суррогатных матерей подходят женщины детородного возраста до 35 лет. Обязательным условием для них является наличие своих собственных детей. При этом рожавшие самостоятельно, не прибегая к кесареву сечению. Если же в суррогатные матери просится замужняя женщина, то необходимо нотариально заверенное разрешение супруга на эту процедуру. К нам часто обращаются потенциальные суррогатные матери, оказавшиеся в тяжелых жизненных ситуациях. Им зачастую бывают нужны большие деньги.

Помимо материального составляющего, обращаются и другие кандидатки, желающие добровольно помочь своим сестрам или другим близким людям.

Все программы ЭКО стоят почти одинаково – от 1 000 000 до 1 200 000 тенге. К вознаграждению суррогатной матери мы не имеем никакого отношения, об этом договариваются сами заказчики между собой».

Тахмина, 24 года, суррогатная мать, уроженка города Алматы

Я вышла замуж в 18 лет. В 19 стала матерью. Вскоре после муж потерял работу из-за проблем со здоровьем. Потом вовсе стал непригодным для физических нагрузок, а это все, что он умел делать в то время. Было тяжело. Денег не хватало. Мы жили на съемной квартире. Моей зарплаты парикмахера хватало только на аренду жилья. Впервые я узнала о суррогатном материнстве по телевизору в одном казахстанском реалити-шоу. Прошерстив весь интернет, я прочитала много историй, как на этом зарабатывают и покупают себе жилье молодые мамы. Муж противился долго, а я свою очередь настаивала, что другого выхода нет. В конце концов он дал свое согласие.  

Потом я отыскала в интернете по объявлениям потенциальных клиентов. Это была бездетная супружеская пара, которой было уже за 30. Я прошла медицинское обследование. Никаких проблем со здоровьем у меня не было выявлено. Далее мы заключили договор с заказчиками на сумму в 2 млн. 300 тыс. тенге. Забеременела сразу же после первой попытки. Все 9 месяцев жила у себя дома. О том, что я нахожусь в интересном положении, знали только муж и сестра, сыну был всего годик, вряд ли он запомнил маму с животом (смеется).

Вначале беременность проходила стабильно, никаких осложнений не наблюдалось, да и заказчики не беспокоили. Только вот был один момент, который я запомнила на всю жизнь. Как-то мне позвонил супруг заказчицы, он явно был не в духе. Очень раздраженно попросил сделать аборт. Сказал, что покроет все расходы. После его слов я пребывала в глубоком шоке. Может это был материнский инстинкт, то ли обыкновенная жалость, тогда я точно сказала, что аборт делать не буду. В глубине души решила, что усыновлю малыша после рождения, а деньги я как-нибудь найду. Заказчик наорал в ответ всякое, я уже не помню, и бросил трубку. Через некоторое время позвонила его супруга и сообщила, что все в порядке. Беременность не прерываем, договор еще в силе и ребенок ей нужен. Далее уже по сценарию извинения принес ее супруг, попросил забыть об этом разговоре. С этого дня я перестала смотреть на свое положение только с материального аспекта. Осознала, что внутри меня растет чей-то живой малыш, что я тоже несу ответственность за его здоровье, по крайней мере до того момента, пока его у меня не заберут.

Когда я родила, заказчица вместе со мной лежала в палате, все время была рядом. Поэтому мы до сих пор поддерживаем связь. Ребенку, которого я родила, в этом году исполнилось 2 года. Если встречу вновь таких же хороших людей, то я не против снова стать суррогатной матерью.

Фарида, 30 лет, биологическая мать, уроженка города Астана

Своего первенца я родила 13 лет назад. После родов у меня были осложнения, из-за которых мне пришлось удалить матку. Я много лет лечилась, пока не вернула способность яйцеклеток оплодотворяться. Суррогатную мать искала долго, почти 3-4 месяца. Девушки звонили разные, то больные, то пьющие, то еще что-то. В итоге подошла одна кандидатка в возрасте 30 лет, у нее один ребенок, не замужем. Мотивировала свое решение стать суррогатной матерью финансовыми трудностями. Сказала, что сына нужно как-то поднимать. Заключили договор на 3 миллиона тенге. Ставки у суррогатных матерей без опыта варьируются от 3 до 4 миллионов. Те, которые уже однажды выносили детей, просят намного больше. Сейчас наша суррогатная мать на 3 месяце беременности. Живет с нами, а старшего сына я отослала к бабушке на время.

Про ЭКО, к которому я прибегнула, кроме мамы и мужа никто не знает, от родственников и знакомых тщательно скрываю. И не планирую рассказывать, хочу сохранить все в тайне. Скажу честно, что не в восторге от такого положения дел, но другого выхода у нас просто нет. Ждать, пока чужая женщина родит твоего же ребенка – это испытание, через которое я должна пройти. Вряд ли знакомые и родственники будут рады услышать про суррогатную мать, так зачем рассказывать им то, что они не готовы принять адекватно.

Артур, 43 года, уроженец города Астана

Вынашивание чужого ребенка равносильно проституции. Ребенок – не вещь, которого можно заказать и получить в готовом и упакованном виде. Я считаю, что феномен коммерческого суррогатного материнства в скором времени может разрушить институт семьи. Это получается, что у любого, кто будет располагать хорошим финансовым положением, вскоре может появиться шанс просто заказывать детей на дом. Согласившись на такое один раз, женщина превращает себя в инкубатор, инструмент для зачатия эмбрионов. Сколько детей сейчас попадают в детские дома, сколько их, обделенных родительской любовью! Суррогатным материнством мы просто не оставляем им шанса быть усыновленными нормальными семьями.

К сожалению, в Казахстане точная статистика по суррогатным матерям отсутствует.  Каждая репродуктивная клиника ведет свой подсчет. Однако в одном только Институте Репродуктивной медицины г. Алматы за 2016 год было зарегистрировано 46 случаев суррогатного материнства. Начиная с 2006 года за 10 лет общее число суррогатных матерей в центре достигло 916 человек.

Автор статьи - Кырмызы Айдарова
Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал El.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах».

Читайте также