Безъядерный мир – миссия Казахстана

29.11.2017

Одним прекрасным утром Нурсултан Абишевич узнал, сколько на территории Казахстана после обретения им государственной независимости осталось оружия массового поражения. Единственными хозяевами этого страшного боевого арсенала являлись центральные органы в Москве, и они держали все сведения о нем в строгом секрете. 

Эти строки были написаны Николаем Зеньковичем. 

Когда Советский Союз прекратил свое существование, встал вопрос, что делать с ядерным оружием, размещенном в Казахстане. Арсенал производил сильное впечатление: 1216 ядерных боеголовок для межконтинентальных баллистических ракет и ядерных зарядов для тяжелых бомбардировщиков! Плюс авиадивизия стратегических бомбардировщиков дальнего действия и бомбардировщиков с крылатыми ядерными ракетами большой дальности.

Ядерные стратегические силы СССР, дислоцированные на территории Казахстана, составляли мощный комплекс самых современных для того времени средств массового поражения и доставки ядерных зарядов. Для запуска межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования имелось 148 шахтных установок. В них постоянно ждали команды на пуск более сотни самых мощных советских ракет «СС-18» не без оснований, прозванных на Западе «Сатаной».

Они и в самом деле наводили страх и ужас на вероятных противников. В детских сказках на месте каждой срубленной головы у тех исчадий ада вырастали новые. Каждая ракета «СС - 18» разделялась на несколько частей — боеголовок, и они обладали свойством индивидуального наведения, то есть поражали свою цель, находясь от нее на расстоянии до 12 тысяч километров.

Теперь уже можно называть те укромные уголки казахстанской земли, где, по классификации Пентагона, обитали ракеты класса «Сатана», аналога которым тогда не было во всем мире. Если эта книга попадет в руки юным читателям в Акмолинской, Кзыл-Ординской областей, Восточного Казахстана или тем более районов Семипалатинского полигона, знайте: в ваших местах тоже размещались шахтные пусковые установки, а ваши родители жили рядом с этим чудовищным порождением человеческого ума.

Неспроста Нурсултан Абишевич увидел в них что-то дьявольское. «Они подавляли даже своими размерами, — делился он впечатлениями от посещения одной из тогдашних дивизий ракетных войск стратегического назначения, дислоцированных в Казахстане. — Мне, например, становилось неуютно при взгляде на огромное туловище «Сатаны» длиной 34 и толщиной три метра. Самим своим существованием, вне зависимости от того, на кого они были нацелены, эти ракеты вносили чувство тревоги и ужаса в души всех людей планеты и закладывали страх даже в сердцах их обладателей, так как в любой момент с сатанинской непредсказуемостью могли обернуться против них самих».

Нурсултан Абишевич с первых месяцев своею президентства решал непростую для него проблему: продолжать наводить ужас на всех и вся или, как он тогда выразился, «навеки избавить человека от зловещей тени еще одной «Сатаны». Он выбрал второй путь, который наравне с другими вставляющими получил название казахстанского пути.

Чтобы лучше понять мужество и гуманизм, проявленными казахстанским президентом в ядерной проблеме, необходимо глубже разобраться в картине, сложившейся к концу существования СССР. Прежде всего следует выяснить, сколько стран тогда обладали ядерным оружием. Их было пять: США, КНР, Великобритания и Франция.

В СССР ядерные арсеналы находились на территориях четырех союзных республик — РСФСР, Украины, Казахстана и Белоруссии. После распада Советского Союза они автоматически стали ядерными, поскольку смертоносное оружие продолжало оставаться у них.

До конца 1991 года СССР и США были главными ядерными державами в мире — по 10 тысяч с небольшим боезарядов, СССР сошел с исторической сцены, вместо него появились три ядерные республики. Первое место по количеству ядерных зарядов заняли США, второе и третье поделили Россия и Украина, четвертое место в этом рейтинге досталось Казахстану.

Что такое четвертое место? Это не так уж и мало, если иметь в виду, что ядерный арсенал Казахстана превосходил такие страны, как Великобритания, Франция и Китай, вместе взятые.

Демократы, пришедшие к власти в новых республиках, ставших независимыми, да еще и ядерными, бурно ликовали. Пусть сейчас кто-то посмеет не считаться с ними! Однако их эйфория постепенно улетучивалась по мере того, как выяснялось, что единое управление баллистическими ракетами находится в Москве, коды запуска неизвестны, а на содержание и обслуживание ядерного щита требуются отдельная производственная инфраструктура и огромные средства.

Безусловно, это были существенные аргументы, но не главные. Особенно для Казахстана. Где-где, а уж там имелось все необходимое для того, чтобы получить статус ядерной держава. Казахстан производил 85 процентов ядерного топлива в СССР, на его долю приходилось 25 процентов разведанных и 5 процентов добычи мировых запасов урана. 

Дело заключалось в другом. В особенностях казахстанского пути, исключавшего возможность ядерного направления. Народ Казахстана натерпелся от прежних атомных проектов. Их реализация сокращала жизнь людей, делала ее трудней, а нередко и вообще невыносимой. Мог ли президент настоять на сохранении в стране ядерного оружия. Запросто. И все послушались бы его. Но во имя чего это нужно было делать? Ради достижения каких целей? Из-за престижа? Чтобы, войдя в пятерку стратегических держав мира, стать вместе с ними вершителями судеб мира? Разве нет других способов? Есть, есть! Должны быть! Конечно, со страной, имеющей ядерное оружие, будут считаться. Но тогда нужно показывать, за счет чего добыто превосходство — за счет атомных зарядов, произведенных на народные деньги. Их и без того не хватает. Значит, увеличивать налоговое бремя? Нет, нельзя. Людям и так тяжело.

Нурсултан Абишевич много думал над тем, как поступить, какое решение принять. Некоторые мысли фиксировал на бумаге. Потом они легли в его книги абзацами и целыми страницами, где речь шла о выборе своего, казахстанскою пути развития. Для него как главы государства совершенно очевидно было то, что казахстанский и особенно казахский народ психологически не воспринял бы ориентацию экономики на Дальнейшее развитие ядерного потенциала. И не только потому, что это потребовало бы больших финансовых затрат и соответственного сокращения социальных программ могли бы потерпеть, хотя их терпение не бесконечно.  Тут нечто другое, уходящее корнями в загадки души казахов. 

Нурсултан Абишевич углублялся в свое детство, жизнь родителей и соседей, товарищей по работе на Корметкомбинате. И тогда из-под его пера выходили проникновенные строки об особенностях казахского национального характера. Его отличительная особенность глубинное миролюбие, отсутствие какой бы то ни было агрессивности. Вот в чем причина отторжения казахами ядерного оружия, вот что выводило их на митинги, проводимые движением «Невада — Семипалатинск»! «Не воевать с природой, а жить рядом с ней». «Не покорять ее, а оставлять самой природе так необходимое ей же “жизненное пространство”». «Не подминать степи, горы, равнины и озера, а растворяться в них».

И как синтез: «И наше неприятие, можно сказать, отвращение к ядерному оружию закономерно. Наш народ всем своим существом не воспринимает и не приемлет ядерное оружие, своими взрывами нарушавшее духовное единство и чувство ментальной общности с исковерканной природой. Одного только понимания и осознания этой национальной и самобытной идентичности достаточно для того, чтобы прийти к единственному решению: «Нет — ядерному Казахстану!».

Во время такого вот борения с самим собой, острых дисскуссий с правительством, депутатами и учеными, широкой общественностью выкристаллизовывалась, получала четкие идея безъядерного Казахстана.  Она стала фундаментом, основой доктрины безъядерного мира, с которой вскоре выступил Нурсултан Абишевич и которая вознесла его имя на вершину международной известности.

«Изыди, «Сатана»!» так, слегка поиграв кавычками в Сатана», сказал казахстанский народ ядерному оружию на своей территории. А куда оно делось? Правопреемницей СССР по многим вопросам, в том числе и по стратегическим ракетам, с согласия лидеров СНГ стала Россия. Туда с территории Казахстана и вывезли «Сатану». Это была многоходовая акция с участием США В ней, по признанию его британского биографа Дж. Айткена казахстанский президент проявил себя «искуснейшим игроком». 

Результатом его переговоров в мае 1992 года с президентом США Дж. Бушем в Вашингтоне стал большой пакет выгодных Казахстану соглашений, в том числе об инвестициях американской компании «Шеврон» в разработку нефтяных месторождений Казахстана на сумму 10 миллиардов долларов. Более того, США брали на себя обязательство быть гарантом безопасности Казахстана в случае, если над ним нависнет угроза агрессии.

История с избавлением Казахстана от смертоносного оружия закончилась в 1995 году. Об этом Нурсултан Абишевич объявил по телевидению всем гражданам. А в 1997 году лидеры Узбекистана, Кыргызстана, Туркменистана и Таджикистана, приехав в Алма-Ату, вместе с президентом Казахстана подписали декларацию, провозгласившую эти страны территориями, свободными от ядерного оружия.


 
 

Автор статьи - Жалгас Тукумов Фотографии: Открытые источники сети Интернет

Читайте также