Основы энергетической дипломатии Казахстана с Россией и Китаем

25.09.2017

На сегодняшнее время Казахстан взял курс на новые пути последующего развития в рамках третьей индустриально-цифровой революции. В условиях новой глобальной реальности руководство страны стремится разработать новую модель экономического развития в эпоху, когда система мирового хозяйства испытывает последствия нестабильности цен на энергоносители. В связи с этим, предусматривается интенсивное развитие не сырьевого сектора, что может привести к изменению геополитического климата вокруг Казахстана. Следует отметить, что РК в силу своего энергетического потенциала и политической стабильности привлекает интерес целого ряда стран, которые не всегда достигают общего консенсуса. При таких условиях актуализируются вопросы создания эффективной энергетической дипломатии в качестве основного инструмента объективного регулирования трехсторонних энергетических отношений.

С начала первой декады третьего тысячелетия на энергетическом рынке России и Казахстана  активизировалась китайская энергетическая политика. Бурное освоение внутренних источников сырья в зарубежных странах стало краеугольным камнем социально-экономического развития Китая еще в начале 90-х годов прошлого столетия. Этому предшествовала неспособность страны снабжать свой внутренний рынок необходимым количеством энергии. Несоответствие собственной добычи со среднегодовым показателем спроса на энергоносители стало толчком для провозглашения Китаем новой концепции «выход за пределы», предусматривающую активную вовлеченность китайских национальных нефтегазовых корпораций в освоении внешних рынков энергоресурсов.
С географической точки зрения близко расположенные страны к Китаю в лице России и Казахстана заняли особо важную позицию в китайской внешней политике в связи с их энергетическим потенциалом. С тех пор отмечается интенсивный рост присутствия Китая в нефтегазовом секторе Казахстана и России. Эволюция проникновения КНР в топливно-энергетический комплекс двух стран также обусловлен геополитической обстановкой на морских путях перевозки нефти и газа, где идет активное взращивание американских военно-морских сил. Осваивая больше энергорынков, Китай активно диверсифицирует континентальные транзитные пути для обеспечения энергетической безопасности. Важной составляющей энергетической дипломатии Пекина в отношении Астаны и Москвы является расширение своего присутствия на евразийском рынке. Это объясняется двумя фактами: во-первых, регион привлекателен для Китая по энергетическим соображениям, во-вторых, две стратегические партнеры служат связывающим звеном между Китаем и западными странами.                  

Несмотря на замедление темпов экономического роста КНР в последние несколько лет, спрос на энергоносители не теряет свою актуальность в связи с их стратегической значимостью. Стратегический интерес к энергоресурсам основывается не только на обеспечении внутреннего спроса, но также увязывается с реализацией долгосрочной стратегии «Китайская мечта», выдвинутая председателем КНР Си Цзиньпинем. Ретроспективный обзор концепций, озвученных всеми пятью поколениями китайских руководителей, выводит на поверхность одну общую цель – великое возрождение Китайской Народной Республики. Развертывание известной политики национального возвышения включает в себя план развития государства на долгосрочную перспективу, главным образом, подразумевающий обеспечение энергетической безопасности. Как известно, наличие достаточного количества энергоресурсов является важным условием функционирования национальной экономики.

В современных условиях энергетического взаимодействия в рамках треугольника РК-РФ-КНР складывается парадоксальная ситуация. Казахстан и Россия в качестве стран энергопроизводителей поставляют огромное количество сырья в Китай, что естественным образом компенсируется инвестиционными вложениями. Сближение сотрудничества трех стран в энергетике ведет к росту интернационализации энергетических ресурсов и стимулирует создание общего рынка, где осуществляется взаимодополнение недостающими средствами и ресурсами. Очевидно, что в сегодняшнем глобализированном мире развитие страны в большей степени зависит от уровня ее вовлеченности в мировой интеграционный процесс, ибо нежелание государства углублять сотрудничество ведет к изоляции. Последние активные тенденций на евразийском пространстве являются ярким примером создания механизма энергетического взаимодействия РК-РФ-КНР: развитие энергетического клуба ШОС, разработка Китаем «Плана взаимодействия в нефтегазовой сфере со странами Центральной Азии и Россией» в рамках Экономического пояса Шелкового пути, стремление руководителей государств-членов ЕАЭС интегрироваться в единый энергетический рынок, сопряжение ЕАЭС и ЕПШП. В свете таких масштабных инициатив достигаются соглашения по эксплуатированию доступных энергетических объектов, воспроизводится техническое снабжение и обеспечение транзитных коридоров, гармонизируются правовые нормы, создается общее информационное пространство для объективной оценки энергетического взаимодействия. Здесь необходимо учесть, что любое государство в тех или иных объединениях предпринимает меры, преимущественно, исходя из своих национальных интересов, что непременно приводит к возникновению внешних противоречий экономического характера. Так, например, факт сырьевой специализации России и Казахстана в отношении Китая создает полемику в вопросах создания альтернативной экономики без привязки к нефтегазовому сектору.

Экономическое сотрудничество Казахстана  и России

С момента коллапса Советского Союза Российская Федерация сохраняет свою позицию стратегического партнера во внешней политике Республики Казахстан. Подтверждением тому служит объем российских инвестиций, вложенных в развитие экономики Казахстана. В целом, общая сумма составляет более 9 млрд. долларов США с начала 90-х годов
по сегодняшний день. На фоне тесного российско-казахстанского взаимодействия топливно-энергетический комплекс носит масштабный характер. Интенсивному сотрудничеству способствует реализация энергетических проектов в нефтегазовом секторе Казахстана.

Ресурсный потенциал и тесная структурно-технологическая взаимозависимость предопределили сближение российско-казахстанского ТЭК и расширение сотрудничества в сфере энергетики.  Совместная деятельность Казахстана и России по данному вопросу охватывает такие процессы, как совместная разработка потенциальных месторождений, реализация различных проектов по освоению углеводородных ресурсов, обеспечение транзитных путей для перевозки энергоносителей, и т.д.          

Ретроспективный обзор двустороннего нефтегазового взаимодействия предоставляет целый спектр событий и достигнутых соглашений. Первый этап взаимоотношений основан на формировании правовой базы межгосударственных отношений, определении направлений двустороннего сотрудничества в сфере экономики и политики, так же попытке создать диалоговую площадку во благо достижения консенсуса по вопросу энергетической безопасности. Согласно трактовке ведущего участника международных отношений – Мирового Энергетического Совета, энергетическая безопасность относится к категории национальной безопасности. Важность ее реализации заключается в фундаментальной роли энергоресурсов в функционировании национальной экономики. Поэтому стремление руководителей государств-производителей энергоресурсов вести согласованную политику относится к категории объективных явлений. Так, между РФ и РК на официальном уровне достигнуты взаимовыгодные соглашения в разные временные периоды.

Установление договорно-правовой базы двусторонней энергетической взаимосвязи представляет собой последовательный процесс, направленный на осуществление многопрофильной деятельности в сфере энергетики. Стороны поэтапно договаривались развивать сотрудничество, руководствуясь положениями «Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан о сотрудничестве и развитии топливно-энергетических комплексов от 25 декабря 1993 года». Вопросы в основном касались транспортировки энергоносителей из месторождений Казахстана на мировые рынки с использованием задействованных трубопроводов Российской Федерации, так же реализации обменных операций на взаимовыгодных условиях. Так, например, в статье 10 данного Соглашения указано, что «Стороны примут меры по обеспечению устойчивой работы магистральных линий электропередачи, нефтепроводов и газопроводов, которые проходят по их территориям. Соответственно, будет осуществляться беспрепятственный транзит».

В связи с географическим расположением Казахстана и отсутствием выхода к мировым морским коммуникациям, транзитные маршруты
по перевозке энергоносителей были ориентированы исключительно на российскую транспортировочную линию. Одной из таких линий является Каспийский трубопроводный консорциум. Важным событием в истории энергетической промышленности двух стран обозначилось создание КТК для расширения поставок казахстанской нефти с непременным участием России. Соглашение о создании КТК было достигнуто между Казахстаном, Россией и Султанатом Оман в середине 1992 года. Из предлагаемых девяти вариантов по строительству трубопровода с участием России, Грузии, Турции и Ирана, российский проект был признан наиболее предпочтительным, поскольку в то время уже имелся нефтепровод Тенгиз-Грозный протяженностью 1200 км. Также капитальные затраты для строительства ветки до порта Новороссийск были дешевле иранского направления почти в 2 раза. Транзитный маршрут КТК отметился самым коротким, и это стало его самым большим преимуществом. Активизация Каспийского трубопроводного консорциума ознаменовалось первым казахстанско-российским проектом на начальном этапе становления энергетических взаимоотношении двух государств.     

В настоящее время проводится работа по расширению  пропускной способности Каспийского трубопроводного консорциума. В перспективе планируется постепенно увеличить пропускную способность нефтепровода с 28,2 до 67 млн. тонн в год, в том числе 52,5 млн. тонн в год для казахстанской нефти. Как известно, до 1997 года нефтепровод «Атырау-Самара» был единственным крупным экспортным трубопроводом, проходящий через российскую территорию  для перевозки каспийской нефти.

На сегодняшнее время пропускная способность нефтепровода «Атырау-Самара» насчитывает 17,5 млн. тонн в год. В 2015 году по данному транспортировочному пути было перевезено 15,7 млн. тонн сырья. Среди основных маршрутов необходимо также отметить терминал морского порта Актау в направлении Махачкала–Тихорецк–Новороссийск.

Из Махачкалы сырье транспортируется через Махачкала-Тихорец-Новороссийск до порта Новороссийск. Сегодня объем перевозки энергоносителей через порт Актау падает, что связано с перенаправлением поставок нефти по другим экспортным направлениям.      

За годы совместных усилий по совместному развитию ТЭК двух стран также были пройдены этапы противоречия. Коренные изменения того времени вынесли на поверхность острые вопросы напрямую затрагивавшие казахстанско-российские энергетические взаимоотношения. Одним из таких полемичных положений явился международно-правовой статус Каспийского моря. Как отмечал известный политический деятель Казахстана Касымжомарт Токаев: «С появлением на месте бывшей метрополии новых независимых государств,  были выявлены серьезные проблемы, в том числе связанные с международно-правовым оформлением их суверенитета и территориального размежевания».        

Каспийское море в силу своего ресурсного потенциала привлекало внимание не только прибрежных стран, но и стало объектом интересов зарубежных государств. Проблема Каспийского моря заключалась в вопросе собственности и эксплуатации энергетических ресурсов моря. Она требовала своего объективного решения, поскольку определение его правового статуса обозначилось основой для дальнейшего сотрудничества. Хотя следует учесть, что данный процесс имел не столько правовой, сколько политический характер, поэтому, в первую очередь, решение проблемы нуждалась в проявлении политической воли России и Казахстана.   

Мирное регулирование стратегически важных вопросов является подтверждением того, что политическая воля Казахстан и Россия изначально несет в себе согласованный характер в отношении друг друга. В целом оценивая общее положение сотрудничества Казахстана с Россией в энергетическом секторе экономики, можно обозначить, что эти двусторонние отношения не имеют аналогов на пространстве СНГ. Оба государства устремлены к созданию приемлемых условий для углубления взаимовыгодных экономических связей.

Нефтяная компания ПАО «Лукойл» совместно с казахстанскими партнерами активно осваивают энергетические ресурсы посредством участия в различных проектах с ТОО «Тенгизшевройл», ООО «Каспийская нефтегазовая компания», АО «Тургай Петролеум», «Karachaganak Petroleum Operating B.V.», и другие. Также необходимо отметить совместную деятельность АО «КазМунайГаз» и ПАО «Газпром»  в сфере поставки сырого газа на переработку в Оренбургский газоперерабатывающий завод. Помимо этого, компания «Газпромнефть» осуществляет поставку нефтепродуктов экологического стандарта «Евро-5» в Казахстане, которые произведены в Омском нефтеперерабатывающем заводе с помощью собственных АЗС. В этом же ряду отмечается активное участие российских компаний в разработке таких месторождений, как «Кумколь», «Карачаганак», «Тенгиз», «Королевское». На шельфе Каспийского моря реализуются проекты по освоению нефтегазоперспективных структур – «Хвалынское» и «Центральное».

Наряду с Россией в нефтегазодобывающую структуру РК вовлечены и другие инвесторы. Максимально возможное привлечение партнеров для реализации энергетических проектов является одной из главных задач Казахстана. Иначе говоря, диверсификация транспортных путей и приведение в баланс процентное соотношение пакетов акций, которыми владеют иностранные участники, по сути, способствует установлению прочных отношений со многими развитыми странами.          

Богатый сырьевыми ресурсами Казахстан является одной из прикаспийских стран, взявший курс на проведение многополярной политики, что не менее отражается на энергетическом секторе страны. Если брать шире и рассмотреть Каспийский регион в контексте взаимоотношений с российской стороной, то можно явно констатировать, что прикаспийские государства заинтересованы в сотрудничестве с Россией, через территорию которой проходят основные трубопроводные маршруты, но с другой стороны – проявляют все больший интерес к диверсификации экспортных маршрутов. Западные страны не менее заинтересованы в диверсификации каспийских трубопроводных проектов, поскольку рассматривают Каспийский регион, в особенности Казахстан, как часть Центральной Азии, в качестве важного альтернативного источника энергоресурсов. Присутствие в нефтегазовой промышленности Казахстана таких мировых гигантов, как Chevron, ExxonMobil и  British Gas выводит задачу экспорта энергетических ресурсов на уровень глобального мирового сотрудничества, но, с другой стороны ужесточает конкуренцию для России.     

В 2000-е годы оба государства были связаны взаимозависимыми положениями в отношении транспортировки углеводородного сырья: Казахстан предоставил российской стороне возможность прокачивать углеводороды из Туркменистана и Узбекистана через свою территорию, в свою очередь, Россия являлась транзитной зоной для поставки казахстанской нефти в третьи страны.

Высокие темпы развития можно наблюдать в российско-казахстанском сотрудничестве в газовой сфере. Стороны договорились развивать сотрудничество в вопросах транспортировки и переработки казахстанского газа на газоперерабатывающих заводах Российской Федерации. Здесь ведущую роль играет российский полугосударственный монополист «Газпром». В мае 2002 года «Газпром» и казахстанский газовый монополист «КазМунайГаз» создали совместное предприятие «КазРосГаз» для покупки газа у Казахстана и его продажи в регионе СНГ и за его пределами. ЗАО «КазРосГаз» осуществляет поставки сырого газа Карачаганакского месторождения для переработки на Оренбургский газоперерабатывающий завод.

В повышении конкурентоспособности экономик России и Казахстана, основных производителей энергетических ресурсов в Евразии, огромное значение имеет развитие перерабатывающих отраслей. В данном контексте создание совместных предприятий обозначено необходимым звеном в сфере переработки газа. Формирование газоперерабатывающего завода на основе двустороннего соглашения во многом способствует интенсивному развитию энергетического сотрудничества двух стран. Для достижения данной цели в 2006 году создано совместное предприятие по части поставки и переработки газа с богатого месторождения Карачаганак на российский газоперерабатывающий завод, расположенный в Оренбурге. Как известно, он входит в состав ОАО «Газпром».

Одной из приоритетных направлений развития российско-казахстанской нефтегазовой промышленности является создание газохимического предприятия. Оно ориентировано на выпуск высокотехнологичной продукции. В этой связи, был создан проект Каспийского газохимического комплекса в зоне месторождения Хвалынское при участии казахстанского «КазМунайГаз» и российского «Лукойл». Общий объем инвестиций в комплекс оценивается в размере 3,6-3,8 млрд. долларов. Полная мощность газохимического комплекса – 14 млрд. газа в год, из них 5,5 млрд. будет использоваться в газохимии, а остальную часть составит выработка товарного метана. Кроме того, в газохмическом комплексе будет произведено около 500 тыс. тон газового конденсата. С начала XXI века энергосистемы России и Казахстана реализовываются в параллельном режиме. Здесь складывается несколько парадоксальная ситуация. Казахстан и Россия по ряду позиций выступают как потенциальные соперники в борьбе за мировые рынки углеводородов, стали, руды, урановой продукции, зерна и т.д. Однако возможная конкуренция сдерживалась в основном за счет общих соглашений на двусторонней и многосторонней основах. Для достижения такого рода договоренностей Евразийский экономический союз выступает в качестве важной площадкой по энергодиалогу. Формирование общего энергетического рынка входит в список основных задач стран-участниц ЕАЭС. Оно предполагает обеспечение беспрепятственного перемещения ресурсов по территориям государств Союза, реализацию согласованной тарифной политики, формирование конкурентной среды, также предоставление равного доступа к услугам естественных монополий в сфере транзита энергетических ресурсов. Стремление государств создать общий энергетический рынок объясняется тем, что на сегодняшнее время обеспечение энергетической безопасности требует повышенной степени интеграции стран и всеобщего усилия.  Потенциал Союза заключается в том, что на его долю приходится 1/5 мировых запасов энергоносителей.

Международное энергетическое сотрудничество в рамках Евразийского Экономического Союза заключает в себе соглашение и с третьей стороной. Правовая основа заложена во взаимоотношениях России с Китаем по сопряжению двух экономических проектов на евразийском пространстве – ЕАЭС и Экономического пояса Шелкового пути. На фоне этого китайская сторона подходит к энергетической дипломатии со стратегических позиций – стремится создать инфраструктуру и обеспечить непрерывный экспорт энергоносителей для Казахстана и России. Одна из главных  проблем реализации ЭПШП заключается в том, что  по ряду вопросов Китай выступает в качестве конкурента ЕАЭС. Поэтому изначально перед провозглашением китайского экономического проекта перед руководством страны стояла задача не противостоять интересам России во взаимоотношениях с Казахстаном и найти общее согласие по данному вопросу. Судя по совместному заявлению РФ и КНР о сотрудничестве по сопряжению строительства ЕАЭС и ЭПШП в 2015  году, можно делать выводы о намерении сторон проводить согласованную политику.  Стремление сторон достигать всеобщего консенсуса вполне обоснованно их взаимозависимостью. Так, по данным Агентства «Bloomberg», за весенний период 2016 года России удалось потеснить Саудовскую Аравию на азиатском рынке, как благодаря долгосрочному контракту «Роснефти» с «CNPC», так и с помощью увеличившегося на 34% экспорта нефти (до 5,25 млн. тонн). По оценкам китайской консалтинговой компании «SIA Energy», в настоящее время Россия обеспечивает примерно 1/5 часть от общего импорта в Китай. Из приведенных данных следует вывод о том, что ни Китай, ни Россия не будут вступать в какую-либо конфронтацию из-за экономических соображений.

В итоге, необходимо отметить, что российский вектор во внешней политике Казахстана остается важным направлением сотрудничества. Это связано с энергетическим фактором взаимоотношения, что ведет к созданию общего рынка. В связи с этим, российско-казахстанские отношения заключают в себе множество десятков соглашений стратегической важности. Руководства стран осознанно ведут политику взаимосогласия по ряду важных вопросов, среди которых энергоресурсы выступают краеугольным камнем дальнейшего сотрудничества. Поэтому стремление создать общую интеграционную площадку является вполне обоснованным явлением как для России, так и для Казахстана. 

                          

Автор статьи - Дария Мади
Материал опубликован с согласием автора
Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал El.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах».