Мадина Басбаева: Если ты не видишь своих ошибок, тебе пора на пенсию

17.07.2017

Ведущая солистка столичного театра «Астана Опера» продолжает прогрессировать из года в год. Постановка известнейшего балета «Манон» в Астане стала признанием казахстанского балета в мировом сообществе, а Мадина Басбаева удостоилась в ней главной роли.

В эксклюзивном интервью El.kz известная балерина рассказала об очень непростом процессе подготовки к мировой премьере, а также о том, чем приходится жертвовать артистам ради балета.

- Мадина, для начала расскажите о процессе подготовки к спектаклю «Манон» под началом строгих иностранных постановщиков. 

- Как вам известно, далеко не в каждом театре возможно осуществить эту постановку. Для этого необходимо получить разрешение Фонда К. Макмиллана, у которого есть ряд требований к мастерству артистов балета, сумеет ли балетная труппа освоить хореографический стиль К. Макмиллана, театр также должен быть технически оснащен и т.д. Театру «Астана Опера» посчастливилось получить такую возможность – поставить балетную жемчужину современной хореографии. Чтобы лучше понять ее уровень в мире балета, можно провести аналогию с пятизвездочным отелем. В пробах на главную роль принимали участие 6 пар. Мы усердно репетировали, заучивали хореографические тексты, и по прошествии некоторого времени остались лишь 2 пары. 

К нам приехали ассистенты великого балетмейстера К. Макмиллана, которые ставят его постановки по всему миру. Карл Барнетт и Патрисия Руанн, полагаясь на свой выбор, определили тех, кто должен сыграть главную роль. Думаю, исполнять балет «Манон» - это мечта любой балерины. Впервые этот спектакль я увидела лет пять назад, с тех пор у меня и появилась мечта станцевать именно его. И она сбылась. За это я также очень признательна Алтынай Асылмуратовой, которая сама танцевала заглавную партию в труппе лондонского Королевского театра. К. Макмиллан и его супруга Д. Макмиллан очень высоко ценили тот образ Манон, который создала А. Асылмуратова на их сцене. Думаю, во многом благодаря нашему художественному руководителю мы сегодня имеем в репертуаре такой прекрасный спектакль, как «Манон».

- Оцените эту постановку по десятибалльной шкале. Как вы считаете, в балете «Манон» вам удалось передать зрителям именно то, что вы хотели?

- Десять из десяти баллов. У артистов балета всегда бывают свои минусы и плюсы. Этот балет очень сложен как в эмоциональном, так и в техническом плане, особенно для мужчин-артистов балета. Кроме того, это была премьера. Поэтому, каждый из нас старался видеть свои недочеты и работать над их устранением. Если ты не видишь своих ошибок – значит, тебе пора на пенсию. Считаю, что у меня много ошибок, и это является стимулом к дальнейшему самосовершенствованию.

Балет «Манон»

В балете «Манон» у меня многое, что не получилось. Постановщики подходили ко мне и говорили: «Ты это сделала неправильно, но это ничего. С каждым разом это будет получаться все лучше и лучше, все это приходит со временем». И я рада, что мне есть, над чем работать. Но, в целом даже таким тонким ценителям высокого искусства, как супруга сэра Макмиллана, наша постановка понравилась. Дебора Макмиллан  осталась довольна и постановкой, и труппой. Продолжая тему, хочу отметить, что артистам балета ни одно движение не достается просто так, без усилий. Над каждым из них приходится много работать, репетировать. К примеру, над одним движением можно проработать час, а может и больше, пока оно не удастся. 

- Любопытно узнать мнение г-жи Макмиллан об уровне казахстанского балетного искусства в целом. 

- Она осталась очень высокого мнения о нашем балете. Как и зрители, которые были поражены увиденным спектаклем, он им очень понравился. Мне кажется, еще и за счет того, что этот балет очень жизненный. Как нам объяснили постановщики спектакля «Манон», в Великобритании очень щепетильно относятся именно к передаче эмоций. Только если удалось заставить зрителя поверить в то, что происходит на сцене, можно завоевать зрителя. «Вы должны все делать, как в жизни. Вы не должны делать это наработано, все должно выглядеть естественным», - говорили они. Поэтому, перед нами стояла довольно непростая задача передать каждую эмоцию  ненавязчиво зрителю, не жертвуя при этом, техническим мастерством. 

- Стала ли роль Манон самой сложной в вашей карьере на данный момент?

- Для меня она стала очень сложной именно в эмоциональном плане. Конечно, я играла эмоциональные роли в «Ромео и Джульетте», «Баядерке», в «Дон Кихоте», «Сильфиде» и в «Жизели», но «Манон» внутренне эмоционально сильно «съедает», «выжимает» все эмоции. В том же «Спартаке» я исполняла очень трагические моменты, приходилось участвовать в сценах смерти… Но «Манон» именно в эмоциональном плане для меня на порядок сложнее.  

- Расскажите о вашем становлении, как артистки балета. Как проходили ваши детство и юность?

- Я – коренная алматинка, училась в школе-лицее №81 и параллельно получала музыкальное образование - игра на домбре в школе им. Курмангазы. Спустя несколько лет, прошла конкурсный отбор в хореографическое училище им. А. Селезнева теперь уже в далеком 1995 году, где я обучалась балетному мастерству 8 лет. Тогда я поняла, что хочу стать представительницей именно этой профессии.

А после того, как я окончила училище, в 2003 году меня пригласили работать в Астану в театр им. К. Байсеитовой. Начинала с кордебалета, пройдя все ступени творческого роста, стала ведущей солисткой театра. Также я активно участвовала в международных конкурсах. Особенно мне запомнился 2007 год, когда я получила Гран-при в казахстанском конкурсе и заняла второе место на престижном международном конкурсе в Италии.

10 лет назад произошло самое важное событие в моей жизни – я вышла замуж. На свет появилась моя дочь, которой уже 9 лет. Поэтому могу смело сказать, что достигла желаемого как в профессиональной карьере, так и в личной жизни.

- Вы сказали, что осознали свое желание стать балериной. Сколько вам тогда было лет? И что именно повлияло на ваш выбор?

- Я почувствовала любовь к балетному искусству, когда мне было 13 лет. Признаюсь, что в 10 лет, а именно столько мне исполнилось в момент поступления в училище, я еще не понимала, что такое балет. Большой интерес проснулся, когда мы ездили выступать в Бельгию, Германию, Нидерланды, Францию, представляя родное училище на различных хореографических конкурсах.

Как известно, балет дает большие перспективы артисту. Благодаря гастролям, можно путешествовать, увидеть весь мир. Это тоже сыграло какую-то роль в выборе профессии. Моя юность пришлась на сложные для страны, кризисные 97-98-е годы. Мне помогли мои родители, отправив на учебу за границу. Это стало для меня довольно существенным толчком, помогло мне в 13-летнем возрасте ощутить вкус к профессии и почувствовать свое призвание. 

- На данный момент вы достигли определенных вершин: являетесь ведущей солисткой крупнейшего театра страны и одной из самых востребованных казахстанских балерин. Нам было бы интересно услышать о вашем тернистом пути к успеху и конкуренции на этом пути.

- Безусловно, конкуренция, как таковая, присутствует во всех театрах. Для любого артиста конкуренция – это стимул к дальнейшему росту. Подчеркну, что все балерины в нашем театре очень разные, у каждой есть своя «фишка». Я благодарна нашему художественному руководителю балетной труппы «Астана Опера» Алтынай Абдуахимовне Асылмуратовой за то, что она уделяет свое внимание и время каждому артисту балета без исключений.

Балет «Щелкунчик»

Алтынай Абдуахимовна – прекрасный психолог и умеет найти индивидуальный подход к каждому из нас. Благодаря этому, в балетной труппе нашего театра присутствует именно здоровая конкуренция, располагающая к дальнейшему профессиональному и личностному росту, и в нашем коллективе всегда царит теплая, дружеская атмосфера. Всем нам дается одинаковая возможность танцевать, раскрывать себя на сцене в различных партиях. 

- Тем не менее, кто-то воспринимает конкуренцию как стимул для дальнейшего развития, а на кого-то это действует угнетающим образом с точки зрения психологии…

- В нашей труппе не бывает такого, чтобы один артист танцевал, а его коллеги бездействовали. Конечно, у каждого из нас свои данные. Артисты могут задуматься о том, почему у кого-то что-то получается легче или быстрее. У нас не бывает таких ситуаций, когда возникает нездоровая конкуренция. К примеру, ведущие солистки – Айгерим Бекетаева, Гаухар Усина и я – балерины абсолютно разной фактуры, в каждой из нас своя «изюминка». Не бывает двух абсолютно одинаковых балерин, у каждой свои индивидуальные особенности: фактура, внутреннее состояние, то есть то, как она чувствует балет, и отсюда возникает свой путь личностного роста.

- Что в профессии балерины для вас является самым сложным? И насколько сильно внутреннее состояние балерины влияет на ее выступления?

- Здесь необходимо отметить, что балет – сама по себе очень сложная профессия, которая включает в себя мощную нагрузку как в физическом, так и в эмоциональных планах. Ведь наша задача заключается в том, чтобы донести до зрителя необходимые эмоции, чтобы он почувствовал на себе то, что происходит на сцене. Ведь истинные любители балета приходят в театр именно за этим. И мы от души стараемся это сделать максимально качественно. Когда я прихожу домой, у меня нет сил даже разговаривать, мне хочется просто лежать и отдыхать. Могу вас заверить, что физическая нагрузка на артистов балета очень высокая. 

Балет Л. Минкуса «Баядерка».

- Свою физическую форму в надлежащем состоянии вы поддерживаете ежедневно? 

- Конечно! Мы занимаемся очень серьезно. Бывает так, что иногда попросту не удается даже позавтракать, пообедать и поужинать – в частности, так было при подготовке к премьере спектакля «Манон». Мы заходили в зал в 9 часов утра и выходили из него в 10 часов вечера, как говорится, «не снимая пуант». Тем не менее, в этом заключается моя работа, моя профессия, которую я очень люблю. Без нее я не могу представить свою жизнь. 

-  Как восстанавливаетесь в эмоциональном плане? В моем представлении, особенно после ваших слов, артист балета схож со стаканом воды, которые выплескивает эмоциональное содержимое на зрителей до дна, и уходит полностью опустошенным. Верно ли оно?

- По моему убеждению, лучше всего восстанавливает организм домашняя атмосфера. После спектакля, как правило, нам дают выходной. Если был сложный спектакль – предоставляется два выходных дня. Мы восстанавливаемся порой просто за счет сна и еды. По крайней мере, мне это подходит. И затраченные на выступление эмоции также восстанавливаются вместе со сном. 

- Следуя направлению нашего разговора, не могу не спросить: вы суеверный человек? Многие люди творческих профессий подвержены этому. Не боитесь ли вы играть трагические роли?

- Боязни нет абсолютно, потому что это моя роль, я в нее полностью вживаюсь, и даже не задумывалась об этом. Очень люблю балет, поэтому мне некогда задумываться о таких вещах, как суеверие. Один мой знакомый шокировал меня своим заявлением: «Знаешь, Мадина, а ведь ты уже была замужем…». В ответ на мое несказанное удивление, и даже недоумение, он добавил: «За балетом». Поэтому, моя профессия – это для меня все, моя жизнь, моя любовь. 

Балет "Собор Парижской Богоматери"

- Театр – это место постоянных импровизаций. Расскажите об интересных или курьезных случаях на сцене. Были ли такие в вашей карьере?

- Я помню, когда мы исполняли в Алматы балет «Ромео и Джульетта», впервые за 10 лет у меня оторвалась тесемка на пуантах. Причем, по закону подлости это произошло очень не вовремя – во время сцены, где главные герои должны встретиться возле балкона. Из-за порванной тесемки мне пришлось убежать за кулисы, скажу откровенно – я очень сильно расстроилась, потому что раньше со мной такого никогда не случалось. Случалось и падать на сцене, от этого не застрахованы даже легендарные балерины, звезды. В балете такое неизбежно случается. У нас даже есть такая поговорка: ниже пола не упадешь…

- Давайте, теперь, поговорим немного об уровне казахстанского балетного искусства в целом. Поделитесь своим мнением по этому вопросу. Возрос ли он за последние годы вследствие участившихся приездов крупных иностранных специалистов в Казахстан?

- Я уверена, что уровень нашей труппы вырос, чему мы рады. Конечно, не только за счет приезда иностранных специалистов, хотя обмен опытом тоже очень важен. Здесь необходимо отметить огромный вклад руководства страны, Министерства культуры и спорта РК, которое уделяет большое внимание развитию культуры и искусства. 
На своем собственном примере скажу, что наших артистов ценят за рубежом. Когда мы ездили во Францию на гастроли, я работала со специалистами, которые дали высокую оценку моему мастерству. Это касается большинства наших коллег – Бахтияр Адамжан, Айгерим Бекетаева и многие другие.

У нас молодая труппа, артистам по 16-17 лет, самым взрослым же из нас не исполнилось еще и 35 лет. Поэтому, нас ждут большие перспективы. И я считаю, что если к нам приезжают такие постановщики, как Луиджи Бонино, Карл Барнетт, Патрисия Руанн, Борис Эйфман, Юрий Григорович и в нашем театре ставятся такие постановки, как «Собор Парижской Богоматери», «Манон», «Роден», «Спартак», то это является показателем высочайшего уровня казахской школы балета. 

- В продолжении темы об иностранных специалистах – отличается ли работа с ними от репетиций с отечественными постановщиками? И чем?

- Начну с того, что мы репетируем с Алтынай Асылмуратовой, у которой есть богатый опыт работы не только в России, она успела поработать за границей, была прима-балериной в Королевском театре Ковент-Гарден. Поэтому, вернувшись на Родину в Казахстан, она передает свой богатейший опыт, что называется «из ног в ноги». И работа с иностранными постановщиками проходит гораздо легче, понятнее. Приезжая, они требуют от нас того же, что и А. Асылмуратова, дают полезные советы.

Думаю, что в нашем случае кардинальных отличий репетиций под началом отечественных и зарубежных постановщиков нет. Конечно, есть небольшие ментальные отличия, в частности, иностранные специалисты требуют от нас больше свободы и раскованности в наших действиях, особенно, в таком балете, как «Манон». Они хотят, чтобы мы были более естественными, и мы набираемся от них бесценного опыта именно в артистическом направлении.

Я очень рада, что для нас приглашают ведущих зарубежных педагогов и постановщиков, и у нас есть прекрасная возможность всесторонне развивать свое мастерство, оттачивая как техническую сторону, так и артистизм. Для любой балерины это является очень ценным багажом, и мы стараемся впитать от них все, что они говорят и дают нам. С труппой работают педагоги Мариинского театра – Заслуженный артист России Константин Заклинский и Елена Шерстнева. 

- Предлагаю немного отклониться от темы балета и поговорить об артистах другого плана. У вас очень яркая внешность и высокий уровень артистизма,  не приглашали ли вас сниматься в кино?

- В кино пока еще не приглашали ни разу. Зато, мне как-то раз сказали, что моя внешность не похожа на внешность казашки. Один из режиссеров заявил мне: «Если бы я пригласил тебя на какую-нибудь роль, ты бы не смогла сыграть казашку. Потому что ты не похожа на нее». По его мнению, у меня более европейский тип лица.

- Но, наверняка, вы смотрите кино. Поэтому, затрагивая тему отечественного кинематографа, хотелось бы услышать ваше мнение по поводу последних фильмов, которых вышло на экраны немалое количество. В частности, о фильме «Дорога к матери». Смотрели его?

-  Конечно, смотрела! И мне он очень понравился. Более того, я сидела и плакала, потому что я – очень эмоциональный и чувствительный человек. Также я смотрела фильм о Президенте нашей страны – Нурсултане Назарбаеве – «Так сложились звезды». Я присутствовала на самой премьере этого фильма, поэтому я посмотрела его еще тогда, когда он не вышел еще в кинотеатрах. Считаю, что наши современные режиссеры и актеры – большие молодцы, потому что умеют снимать такие картины. 

- Кто из актеров является вашим кумиром? Неважно, зарубежные это или отечественные работники кино.

- В этой сфере у меня нет конкретного кумира, меня сложно причислить к киноманам. Из наших актеров мне нравится Адил Ахметов, сыгравший в картине «Дорога к матери» главную роль. Мне нравится, и то, как он играет в фильмах, и его человеческая натура. Если говорить о зарубежных актерах, мне нравится как играет Дженнифер Лопес, я обожаю фильмы с ее участием. Восхищаюсь игрой Ричарда Гира. Тот же фильм «Красотка» - хоть он и старый, но великолепно поставлен, а актеры в нем играют просто замечательно. 

- У известного актера театра и кино Асылболата Исмагулова есть замечательное хобби – он пишет картины, передавая через них свои эмоции. Есть ли хобби у вас? Что позволяет вам отвлечься от работы и морально расслабиться?

- Честно говоря, как такового хобби у меня нет. В свободное время стараюсь выспаться, сон, как я уже говорила, помогает мне восстанавливаться. Еще я очень люблю гулять с семьей в парке, или еще где-нибудь в городе. Я гораздо комфортнее чувствую себя дома, там я отдыхаю от всего. 

- Многие ценители театрального искусства уверены, что оно несравнимо по уровню и качеству игры с кинематографом. Согласны ли вы с этим мнением?

- Мы все – люди искусства, и я не могу делить артистов подобным образом. В актерской профессии присутствуют свои сложности, в нашей – другие. Наша творческая деятельность сильно разнится, а потому, сравнивать их будет делом неблагодарным. Быть может, так говорят, потому что мы играем вживую, и как в кино не переснимешь эпизод, у нас существует вероятность ошибки, все зависит только от тебя на сцене. А на экраны кинотеатров и телевизоров выходит уже готовая картина, хотя, знаю, что для этого актеры кино работают в поте лица. Но об этом мне сложно говорить, поскольку я сама никогда не снималась в фильмах. Наша профессия, на самом деле, тоже очень сложная. 

- Говоря о живой игре, бывали ли в вашей практике такие моменты, когда на репетициях все шло идеально, а вот на самом выступлении что-то пошло не так? Ведь психологический фактор играет большую роль в этом деле.

- Конечно, такое случается. Потому что во время спектакля, а уж тем более – премьеры, волнение бывает очень сильным. Если не сумеешь справиться с волнением, есть большая вероятность, что ты можешь забыть какое-то движение, или сделать его не так, как надо. 

- Несомненно, опыт борьбы с волнением перед выходом на большую сцену, у вас богатый. Расскажите, как вы боретесь этим?

- Полностью перебороть волнение невозможно. Да это и не нужно, если направить переживания в нужное русло, они станут даже неким стимулом. Волнуются перед выходом все артисты, это естественно. Если перед выступлением человек не волнуется, то он, наверное, уже не артист. Просто перед выходом на сцену нужно помолиться и сказать себе, что все будет хорошо. И все.

- Спасибо за беседу! И удачи вам.

Беседовал - Арыстан Алангожин Фотографии: Astana Opera, 2017. Photographer: Karla Nur
Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал El.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах».

Читайте также