Коллекция Победы

Казахстанский коллекционер рассказал историю антикварных предметов Второй мировой войны из своей частной коллекции

Три года подряд Алексей Рогальский надевает советскую военную форму, выкатывает свой черный мотоцикл с люлькой, водрузив на него флаг СССР и пулемет Дегтярева и возглавляет парад военной техники по случаю празднования Дня Победы. Горожане окружают его, разглядывают мотоцикл, трогают, фотографируются на его фоне и интересуются откуда он. 

Как выяснилось, это далеко не все, чем может похвастаться Алексей. За несколько лет он собрал неплохую коллекцию атрибутов Великой Отечественной войны и не только. Но обо всем по порядку. И начнем, пожалуй, с железного коня. Оказывается, повоевать этот мотоцикл не успел, но его предшественники, выпушенные несколькими годами ранее, служили на вооружении Советской армии, хоть и имеют немецкое происхождение.

- Алексей, что это за мотоцикл и откуда он у Вас?

- Это немецкий мотоцикл BMW R71. В Советский союз в 1938 году завезли всего пять таких мотоциклов. Насколько мне известно, они были тайно закуплены через третью страну, и переправлены сюда. Их разобрали по запчастям, все перемерили и стали выпускать почти такие же у нас. В 41-ом году они уже пошли на вооружение. Тогда у нас не было своей тяжелой мототехники. По Сталинскому приказу стали развивать это направление. Он шел как армейский тягач, им даже пушки таскали легкие. В 1941 году эти мотоциклы стали выпускать массово три завода – Ирбитский, Киевский и Московский мотоциклетные заводы. У меня мотоцикл с ИМЗ. 

Различия между этими мотоциклами и теми, что завезли к нам в 38-ом году есть, но небольшие – форма крыла стала немного другой, чуть амортизаторы изменены, ступицы на колесах поменялись, двигатель остался без изменений, коляска, рама остались такими же. До 53-го года их в свободной продаже не было. Все эти мотоциклы стояли на военном учете. Потом их стали продавать гражданским. 
Мой мотоцикл 58-го года выпуска. О у нас в семье был. Его покупал мой отец, когда я еще пацаном бегал. Когда отец умер, этот мотоцикл простоял еще 10 лет недвижимый под забором, прежде чем я занялся его восстановлением. В то время я уже занимался коллекционированием предметов со времен Великой Отечественной войны. Это было лет шесть назад. На его восстановление у меня ушло года три. Сложнее всего было достать оригинальные детали. Пришлось заказывать из России, из Польши. На покраску, шпатлевку, грунтовку я отдавал его на СТО. Цвет оставил тот, который был изначально – черный матовый. Вообще вся военная атрибутика цвета хаки в основном, но этот мотоцикл был черным, поэтому я его решил таким и оставить.

- Много денег ушло на его восстановление?

- Когда сумма перевалила за полмиллиона тенге, я уже просто перестал считать. В России цена такого мотоцикла доходит до полумиллиона рублей, в зависимости от комплектации и оригинальности деталей. Здесь у нас в Казахстане я однажды решил проверить, сколько он будет стоить на рынке, выставил за 700 тысяч тенге, никто даже не заинтересовался. Он ценен именно как реквизит, а не транспорт, конечно же. А у нас так всерьез мало кто занимается коллекционированием. В России много моих единомышленников. Поэтому там и цена на него выше.

- В этом году тоже поедете на парад?

- Нет. В воскресенье я уеду в Новосибирск и День Победы встречу там.

- Алексей, а когда у Вас возникла идея собирать предметы времен Великой Отечественной войны? Какой предмет появился первым в Вашей коллекции.

- Это было примерно лет пятнадцать назад. Мне отец из Алтая привез гнилую немецкую каску. С ее восстановления все и началось. Надо было ее отреставрировать, довести до первозданного вида. Я эту каску заварил, зашпатлевал, она стала ровная гладкая, хоть снова одевай и в бой. А до этого много лет с нее цыплят поили. Она была закопана в земле и использовалась как поилка, - смеется Алексей.

- Она до сих пор у Вас хранится?

- Нет. Я ее подарил. Сейчас у меня в коллекции есть другая немецкая каска, но не та, с которой все началось. Есть и каска советского солдата. 

- У Вас кто-то воевал в семье?

- Да. Мой дед по линии матери Фома Федотович Черных.

- Он, наверное, много Вам рассказывал о войне.

- Я не успел его как следует расспросить. Он умер в 1999 году, еще до того, как я стал интересоваться историей войны и коллекционировать такие вещи, - рассказывает Алексей про своего деда, прошедшего три войны и прожившего более 90 лет. - У него было три ранения. Одно из ранений было в почку. Ему вырезали ее прямо в госпитале, и он после этого еще продолжал воевать с одной почкой. Он был прямо при штабе армии, был непосредственным участником боевых действий.

- Наверняка у Вас сохранились его награды?

- Ордена были. Но во время переезда все потерялось. Осталось только несколько его фотографий.

- Он прошел всю войну?

- Даже больше. Он начал с Халхин-Голы. Воевал с японцами, затем в финской войне принимал участие. Призвался он в армию в 1935 году, если не ошибаюсь, и демобилизовался только в 48-ом.

- Какие вещи самые ценные в Вашей коллекции?

- Для меня каждая из этих вещей ценна. Подвернулся случай, я приобрел немецкие награды. Советские награды тоже есть, - рассказывает коллекционер, доставая из тяжелой черной шкатулки медали, ордена и знаки.

– Вот это за Крымскую войну, это немецкие награды – вот за одно ранение, а вот за три ранения. Это медаль «За танковую атаку». Орденская колодка немецкого ветерана Второй мировой войны. Здесь советские медали «За боевые заслуги», «За отвагу».

Оружие приобретаю для своей коллекции. Из немецкого у меня есть парадный штык-нож с гравировкой именной. Надпись на нем переводится «В память о моей службе» и далее аббревиатура, которая говорит о том, что хозяин этого ножа состоял в войсках дымовой защиты. Но это парадный, люди сами себе за деньги заказывали и делали такие. Он не ржавый не гнилой. Особую ценность в нем представляет собой именно гравировка. Он в моей коллекции года два назад появился.

ППШ у меня был, - раскладывает на полу предметы из своей бесценной коллекции Алексей. - Я его продал, собираюсь новый покупать. Моя коллекция постоянно пополняется. Что-то продаю, что-то покупаю. Недавно вот взял себе СВТ – самозарядная винтовка Токарева, наган взял, его в 1924 году на тульском заводе сделали. ТТ у меня есть, винтовка Мосина тоже была, - коллекционер продолжает раскладывать оружие на полу. – Пулемет Дегтярева (ДП-27), это планшеты сержантские, пистолет-пулемет Судаева, нож разведчика (НР-40) и финка НКВД (фото ножей есть), гранаты – Ф-1, РГД, советский бинокль 43-го года (есть фото), и вот бинокль уже 50-ых годов, портупеи, ремни, немецкий офицерский полевой ремень настоящий (фото ремней). Фляжка немецкая, на ней совпадает номер с тем, что на крышке указан, значит это именно от нее крышка. И буквы выгравированы. Видимо это инициалы хозяина. А вот фляжка советского солдата, она почти не отличается от немецкой.

- Проблем с полицией не возникает из-за Вашего хобби?

- Было дело, приходили и не раз. Но у меня имеются все необходимые документы. Ничем противозаконным я не занимаюсь. Это деактивированное оружие, оно не стреляет, на него не требуется разрешение.

- На парад Вы выходите в форме. Это форма со времен войны?

- Нет. С тех времен одежду можно хранить только в специальных условиях. Недавно я приобрел форму сержанта НКВД, которую стали шить после 43-го года. Она с погонами уже идет.  А на парады я обычно выезжаю в советской форме политрука, образца 26-го года. Я ее шил на заказ.

- Во сколько она Вам обошлась?

- Около ста тысяч тенге. А новая около сорока тысяч стоит. 

- Вы знаете кому принадлежали все эти вещи?

- Это очень непросто отследить. В некоторых случаях, конечно, можно с помощью архивных документов выяснить, кому принадлежало оружие. Винтовки вот висят начала 40-ых годов. Вот эта, допустим. Возможно она воевала. На ней выбит номер. Эти номера вписывали в военный билет. Только так можно узнать, кому она принадлежала. Я не пытался это выяснить, если честно. Вот эта винтовка Мосина пришла из Ижевска, - показывает Алексей на одно из оружий из своего внушительного арсенала. - А вот эта СВТ из Украины.

- Что сложнее всего достать?

- Сложности особой нет. Были бы деньги, и можно приобрести что угодно. Но в плане оружия стало сложнее еще из-за транспортировки. На таможне стали тщательнее проверять, ссылаясь на террористическую угрозу.

- Большая у Вас коллекция собралась за 15 лет?

- У меня девять единиц огнестрельного оружия, ножи, боевая экипировка, награды. Точное количество сейчас не могу сказать. Но стоит это более одного миллиона тенге. Сильно дорогие предметы я не беру, но стараюсь брать предметы которые соответствуют своему времени, а не то, что выпускали уже позднее. Но я также приобретаю для своей коллекции и другие памятные предметы. Вот награды Первой мировой войны.

 Это немецкие награды многодетных матерей.

- Вы берете это с целью дальнейшей продажи?

- Нет. Просто интересуюсь историей. Такое забывать нельзя. Некоторые мне говорят, что я просто в войнушки в детстве не наигрался, - рассмеялся Алексей. – Каждому свое - кто-то марки собирает, кто-то игрушки, кто-то пачки от сигарет, а мне вот это нравится.

- Вы изучаете углубленно историю Великой Отечественной войны?

- Я бы так не сказал. Есть сложности с поиском достоверных источников. Но с тех пор, как я начал собирать свою коллекцию, узнал немало. К примеру, когда смотрю фильмы о войне, замечаю «ляпы». К примеру, форма не так пошита, пуговиц на ней не столько, сколько должно быть. А так целенаправленно изучением истории не занимаюсь.

- Что еще хотели бы приобрести для своей коллекции?

- Мечтаю приобрести для своей коллекции пулемет Максима, такой из которого Анка-пулеметчица стреляла, - улыбается коллекционер. – Он участвовал во всех войнах и конфликтах, начиная с 1905 года он был у нас на вооружении у Красной армии, за тем у Советской армии. Еще на тачанках они стояли, в фильмах показывают. Ну и если у кого-то есть вещи со времен Великой Отечественной, я с благодарностью приму их в дар, чтобы они сохранились как можно дольше и заняли свое почетное место в моей коллекции, а не валялись забытыми на чердаке или еще где-то. Для кого-то это просто хлам, а для меня – история.

- День Победы что за праздник в Вашем понимании?

- Для меня лично это день, когда люди должны осознавать, что наша сила именно в единстве и сплоченности, независимо от того, в какой стране мы живем и на каком языке говорим. Мы все соседи, братья, жители бывшего Советского союза. К сожалению, сегодня далеко не все это осознают.
 

Комментарий

comments powered by HyperComments

Похожие материалы

Партнёры