Карлаг: Система, стирающая жизни

31 мая - День памяти жертв политических репрессий и голода

В поселке Долинка Карагандинской области расположился Музей памяти жертв политических репрессий (Музей Карлага). Он уникален тем, что является единственным историческим памятником в Казахстане, которое имеет самое прямое отношение к истории, связанной с репрессивной политикой, проходившем на территории Казахстана в 30-50 годы прошлого столетия. Двухэтажное здание было построено в 1935 году узниками Карагандинского исправительно-трудового лагеря, существовавшего здесь во времена СССР. Более того, оно служило центром Управления всей лагерной системой. История помнит множество лагерей, созданные в годы репрессий, в которых ломались миллионы человеческих судеб, но Карлаг выделяется среди них своим огромным масштабом и значимостью.

Территория, которую занимал Карлаг, сравнима с территорией нынешней Франции. В него входили множество отделений и зон особого назначения (особлагов). Самые крупные из них: АЛЖИР (Акмолинский лагерь жен изменников Родины), Спасслаг (военнопленные) и Степлаг. Всего было 26 лагерных отделений. Они дробились на 192 лагерные точки. С 1931 года по 1954 год через Карлаг прошли более 2 000 000 человек. Точные цифры по выжившим и погибшим в стенах концлагерей остаются загадкой, так как многие свидетельства из архива Карлага были засекречены. Только по открытым данным, расстрелянных в Карлаге составляет около 6 тыс. человек. А счета по погибшим от условий содержания не велось. По свидетельствам выживших, ясно только одно: смертность была повышенная. Люди умирали от зараженной еды, бесчеловечности НКВД, холода, болезней, тяжелых работ и физического истощения.  

До сегодняшнего дня рядом с каждым из бывших лагерных отделений Карлага сохранились места массовых захоронений. Участок четырех могил, найденных рядом с лагерным отделением Есенгелди, огражден железным забором.  Площадь каждой могилы составляет 4 на 6 метров. Здесь хоронили массово по 15-20 человек. Однако большинство таких массовых захоронений со временем были утеряны. Остается только догадываться о масштабах этой трагедии, которая поглотила тысячи человеческих судеб и жизней. 

Редакция El.kz побывала в Музее Карлага и побеседовала сотрудниками, которым как никому известна вся история из первых уст выживших узников и родственников погибших. 

Ибрагим Ислямов работает в музее Карлага с самого его основания. Он уже много лет занимается исследованием истории Карлага: 

К нам как-то на экскурсию приезжал профессор и доктор наук из Евразийского Национального университета Жамбыл Артыкбаев. Его отец пал жертвой политических репрессий. Но речь сейчас пойдет не о нем. Он поведал нам историю младшего брата отца по имени Мухитден. Он так же был осужден в одном из отделений Карлага.  Его приговорили к расстрелу. Солдаты НКВД расстреливали осужденных массово, за раз по 10-15 человек. Предположительно, в Долинке существовали около 400 массовых захоронений.

В одном из таких ночей, когда очередь дошла до Мухитдена, он случайно остался жив после полученной раны. Солдаты ушли, а Мухитден очнулся через некоторое время. Потом он убежал и пришел домой к своей близкой родственнице, жившей в браке с человеком по имени Самен, попросил укрытие. Те, конечно, приняли его, накормили, напоили. Он пробыл у них некоторое время. Но потом Самен с женой задумались, как быть дальше с Мухитденом. Хотели в город отправить, да машины не было. Дома держать его было страшно, так как у них была маленькая дочка. К слову, воспитывали ее по тем коммунистическим принципам, прививавшим нетерпение к «врагам» народа. Было опасение, что она проговорится нечаянно на людях.  Если не она, то рядом водились и другие шпионы. В конце концов страх одолел супругов. В последствии, они сами пошли в НКВД и доложили о беглеце. Если бы их заподозрили шпионы и доложили бы первыми, то этой семье пришел бы конец. Мухитдена забрали и окончательно расстреляли. 

Этот случай наиболее точно описывает то время, когда в стране царил страх и недоверие. Люди боялись не только НКВД, но и друг друга. Ради себя, ради семьи и от безысходности люди доносили и сдавали своих же родных и близких. 

Дребезгов Андрей Сергеевич, руководитель отдела массово-экскурсионной работы:

- В то время можено было получить срок за те же самые частушки, они считались антисоветскими. И очень сильно была распространена система доноса. Доносы писали практически все. Иногда по доносам попадали элементарно соседи. В наш лагерь на экскурсию приезжала одна женщина. Она работает в Караганде. У нее отец попал на 6 лет в лагерь по доносу соседа. Произошла вот такая ситуация. Отец выехал на командировку. А домой нагрянули гости. Семья по традициям гостеприимства режет последнего барана, хозяйка накрывает стол и ставит гостям угощения. Сосед сидит вместе с ними за столом. После застолья, на следующий день пишет донос. Отца семейства сразу после приезда согласно доносу арестовывают и забирают в лагерь на 6 лет. На тот период эта тема родственниками уже не затрагивалась. Когда дочь выросла, она, соответственно, начала задавать вопросы. Отца тогда уже не было в живых. Но ей удалось все же разузнать, как он попал в Карлаг. Ей как близкому родственнику предоставили личное дело и свидетельства. Основным документом, по которому ее отца посадили, оказался донос соседа. Он написал, что ее семья прячет мясо. То есть праздничный стол послужил основной причиной, чтобы посадить человека на 6 лет.

Доносили еще и по той причине, что психология людей настолько была извращена, что существовало понятие: «Надо было донести на соседа прежде, чем он донесет на тебя».  И пример отца этой женщины был далеко не единичный по доносам. По книжным свидетельствам, за весь период существования Карлага было написано около 4 миллионов доносов. 

- Ибрагим Ислямович, как вы считаете, раньше ходили слухи, что некоторые репрессированные знаменитые деятели могли выжить после Карлага? 

- Вооруженная охрана Карлага и в целом режим лагерей был очень суровым, поэтому вряд ли кому-то удалось сбежать. Это мое субъективное мнение. По письменным источникам, после вынесения смертного приговора, осужденных расстреливали в тот же, либо на следующий день до 6 утра. Это было неизменным правилом, который действовал на всей территории Карлага.

В случае неисполнения приговора и побега осужденных карались даже первые руководители, не говоря уже о рядовых солдатах НКВД.

Законы Карлага особенно были суровы по отношению к политзаключенным, к которым применялась высшая мера наказания – расстрел. Например, по официальным данным, из Жанаркинского района были расстреляны 47 человек, из них 18 в один день. Позднее они все были оправданы посмертно. 

Мы собрали материалы про одного человека по имени Жанайдар Садуакасов. Встречались с его родной сестренкой. Выяснилось, что когда-то солдаты НКВД забрали их отца - Жалмахана Садуакасова. Его приговорили к расстрелу. Также в ходе изучения биографии Садуакасовых, мы выяснили, что день его расстрела Жалмахана Садуакасова совпадает с днем смерти Сакена Сейфуллина. Таким образом, есть вероятность, что они погибли вместе. Из воспоминаний родственников, когда забирали Жалмахана Садуакасова, его родные побежали вслед за удаляющейся с ним арбой с солдатами и успели подкинуть ему чайник и маленькую корпе. 

Я знаю бывших 2 узников Карлага, которые остались в наши краях. Их истории начинаются еще со станции Карабас, это недалеко отсюда. В то время там собирали тысячи узников с разных краев и этапом отправляли пешком в Карлаг. Далее распределяли по лагерным отделениям.

Сейчас на той станции проживает пожилой человек по имени Минзак Алексей. Ему где-то за 90. Из его воспоминаний, задержали его в Украине без всякой причины. Бывали даже такие случаи, когда солдаты НКВД сами при обыске подкидывали какие-то вещи, якобы доказывающие вину подсудимых. Оставшиеся в наших краях иностранные узники не смогли вернуться на родину по разным причинам, от некоторых отворачивались близкие и родственники, а некоторым до 6 лет после освобождения не разрешалось возвращаться на родину. 

Здесь живет один единственный японец, бывший военнопленный Карлага. Его зовут Ахико Тецуро. История его непростая. Он был интернирован с острова Сахалин и прошел все круги ада Карлага. 

Когда Ахико было 15 лет, его отец приплыл вместе с ним в остров Сахалин, где готовили военных летчиков. Так Ахико был принят курсантом в императорское военное училище. В 1945 году, когда Красная Армия дошла до Сахалина, все первые руководители и наставники покидают эту военную базу, оставив курсантов на произвол судьбы. В тот день совсем юный курсант Ахико как обычно сидел у берега, рыбачил и ждал отца. Но его отец так и не появился, а вместо него на берег приплыли советские солдаты. Они тут же арестовали мальца в военной форме. Вместе с другими японцами его этапом на грузовом пароходе доставили во Владивосток, а далее в Карлаг. Так его приговорили к 10 годам лишения свободы. Отбывал наказание в Спасске.  Он пережил голод и дистрофию тела.

По его словам, он смог выжить лишь по одной просто причине: Ахико не ел тюремную еду. Многие узники, не выдержав травились ею и умирали от разных болезней кишечно-желудочного тракта. 

Когда Ахико освободили, парень совсем был плох. Он совсем юным попал в чужую страну, отсидел более 10 лет в тюрьме непонятно за что, даже не закончив военное училище. Но нашлись местные добрые люди, которые помогли ему восстановиться, найти работу и жилье. Потом он женится на дочери одного осужденного немца. Сейчас у них есть дети. Спустя 50 лет его находит один родственник из Японии. Он помогает ему наладить связь с исторической родиной.  Вернувшегося Ахико  родные и близкие встречали эмоционально. Для них было подарком судьбы - найти того, кого они пол века считали погибшим. Но Ахико так и не смог вернуться навсегда в Японию. Он остался здесь, рядом с женой и детьми, и о своем решении никогда не жалел. 

Мы выпустили третий сборник о жертвах Политических репрессий СССР. Там есть список 2 млн 600 тыс. человек. Сейчас ищем данные об этих людях. 

Дребезгов Андрей Сергеевич, руководитель отдела массово-экскурсионной работы:

Если брать из общеизвестных людей, стоит остановиться на истории Анны Владимировны Ланиной.  Она известный ученый-селекционер, бывшая узница Карлага. Порода, которую она вывела в стенах Карлага, до сегодняшнего дня выращивается и успешно участвует на различных выставках.

Немногие знают, что казахская белоголовая порода была выведена именно учеными Карлага во главе с Анной Ланиной.

Она продолжила работу Фортунатова по выведению этой породы, когда отбывала срок в Карлаге. Работа была закончена успешно и Ланина получила за нее Сталинскую премию, только условно. Но от лагеря ее не освободили. Срок отбывала в Бурминском отделении. В дальнейшем работала в Ялте, что находится за Карабасом. Срок отбывала до конца 40-ых годов, осудили по 58 статье, где говорилось об антисоветской деятельности. После отбытия срока она становится доктором сельскохозяйственных наук и пишет огромное количество работ по животноводству. 

Карлаг в свое время был очень прибыльной организацией для СССР. Это был крупный сельскохозяйственный кооператив, который постоянно выполнял и перевыполнял государственные заказы и социалистические обязательства. Здесь выращивали и готовили самый дешевый хлеб. В то время лагерь работал намного эффективнее, чем колхозы и совхозы. Во-первых, здесь были собраны самые лучшие умы СССР – академики, доктора, ученые и профессоры. Они подняли сельскохозяйственную отрасль Карлага на научный уровень. Во-вторых, здесь отбывали срок так называемые кулаки, то есть работящие люди, которые всю жизнь работали на земле, любили ее и знали о ней все. Ну и в-третьих, бесперебойная бесплатная рабочая сила.

- Что происходило с женами и детьми осужденных? 

На территории Карлага находились 6 крупных детских домов, куда отправляли детей осужденных. В частности, было учреждение, которое называлось «Дом Малютки», куда отправляли детей в возрасте до 3-4 лет. Им внушали, что они отныне дети Советского Союза, а их родители враги народа.

И воспитывали так, что некоторые из них в последующем отказывались от своих фамилий.

Сейчас у нас есть список из 1507 детей, кто по официальным данным родился в стенах Карлага. 

В Карлаг этапом переправляли и осужденных женщин с 26 лагерной точки, то есть с АЛЖИРа. Иногда женщин сажали и беременными. По свидетельствам очевидцев, прибывших женщин сортировали по возрасту. Самых молодых и красивых обычно принуждали к отношениям с руководящими сотрудниками Карлага. В случае отказа, их отправляли на тяжелые работы, в условиях которых женщины часто умирали. Изначально, если брать историю АЛЖИРа, то это бывший лагерь Р17. В дальнейшем она стала лагерной точкой 26 в составе Карлага. В первый год АЛЖИР принял около 2 тысяч женщин, как говорилось «жен изменников родины». В общем, через АЛЖИР прошли порядка 18 тысяч женщин. 

- А как поступали с детьми осужденных? 

Были специальные лагеря для детей, достигших 14-15 лет. Согласно 486 приказу под него попадали и дети репрессированных. В дальнейшем, по достижению совершеннолетия могли отправить в исправительно-трудовую колонию, все зависело от того, по какому пункту статьи 58 были осуждены их родители. Они так же шли как члены семьи изменников родины. А по поводу женщин, под статью могли попасть и женщины, которые находились в разводе с осужденными. Их судили по причине недонесения об антисоветской деятельности мужа на период состояния в законном браке. Аналогичным способом была осуждена бывшая жена известного советского военного Маршала  Василия Блюхера - Глафира Блюхер. 

- Есть ли истории, связанные непосредственно с работниками лагеря? 

В Долинке до 1989 года проживал бывший начальник АЛЖИРа Сергей Баринов. Когда-то к нему приезжали женщины, бывшие узницы с Москвы, чтобы выразить дань благодарности. Известно, что этот человек отличался особой добротой и лояльностью к женщинам АЛЖИРа. Во времена его руководства 26 лагерной точкой Карлага, женщины-заключенные не умирали от тяжелых условий содержания. Кстати, это очень хорошо прописано и показано в документальном фильме «Изменницы». Там идет основная сюжетная линия, как женщина из Москвы едет в Долинку, а во второй линии параллельно идут воспоминания женщин, бывших узниц АЛЖИРА. В кульминации фильма показывается сцена встречи этой женщины с Бариновым. Если не брать во внимание, что женщина была заключенной, а мужчина в свою очередь был надзирателем женской тюрьмы, их встреча кажется встречей брата и сестры, потерявших друг друга.

Дом Баринова сохранился до наших дней, правда сейчас там проживают другие люди. Известно, что он в последующем переехал в Россию. Из воспоминаний женщин-заключенных, Баринов относился к ним очень лояльно. Он был выслан в Казахстан как раз-таки за высказывание, что члены семей изменников родины, осужденных по статье 408, не должны нести ответственность за родных. На тот момент он прекрасно шел на повышение по офицерской карьере, но после этого случая его перевели в Казахстан. Так он попал в АЛЖИР. Хотя его имя и фамилия нигде не отмечаются, заключенные называли его Валерьяном Валерьяновичем. В связи с чем, вы спросите? Если брать лагерный барак, здесь держали женщин в очень сложных условиях. Им было тяжело не только в материальном плане, но и в моральном, так как, как правило, их разлучали с детьми.

Детей забирали даже новорожденных. Если ребенок рождался в лагере, то забирали сразу и отправляли в Дом Малютки. В обиходе, скажем так "на жаргоне", его называли «Мамкин дом». Туда матерей водили 3 раза в день под конвоем, чтобы они могли покормить своих детей. В дальнейшем по достижению 3-4 лет детей отправляли в детские дома, после уже в УДК. Потом использовали как бесплатную рабочую силу.

Когда все это происходило, женщинам приходилось тяжело эмоционально. Нередко в лагере можно было слышать плачи и стоны узниц. При том, что в бараках держали по несколько женщин. Если одна начинает, то к ней присоединяется вторая, потом и третья, и это могло продолжаться сутками. У этого человека, которого называли Валерьян Валерьяновичем, получалось как-то успокаивать женщин.

Андрей Сергеевич отмечает, что история Карлага похожа на медаль. Наряду с огромным количеством человеческих жертв, есть и яркая его сторона. Если говорить об этом, то Казахстан во времена Карлага при активном участии заключенных, депортированных, переселенцев выходит на лидирующие позиции в СССР по очень многим направлениям. В частности, самый дешевый хлеб на фронт во время Великой Отечественной Войны доставлялось из Центрального Казахстана. По цветной металлургии, Казахстан занимал первое место в СССР по добыче свинца. Говорили, что 9 из 10 пуль в ВОВ были отлиты именно здесь. Медь и свинец добывали в Джезказгане. Он тоже входил в систему исправительных лагерей Карлага. По угольной промышленности, Карагандинский угольный бассейн был назван третьей угольной кочегаркой после Донбасса и Кузбасса. 

У Карлага была очень развитая инфраструктура: был мебельный завод, керамический завод, собственная почта, собственная маленькая армия, собственная типография и аэродром. Это было государство в государстве. То есть система карагандинских лагерей несмотря на то, что она находилась на территории Казахстана, она не подчинялась местной власти. Она подчинялась только Москве. Карлаг был ликвидирован 1 августа 1959 года и реорганизован в управление мест заключений МВД Карагандинской области. До этого периода сюда было невозможно попасть без спец.пропуска. 

Комментарий

comments powered by HyperComments

Похожие материалы

Партнёры