Леди – милосердие: люди помнят хорошее

12.04.2017

Всю свою жизнь Татьяна Шмидт посвятила детям. Она совмещает четыре должности и три из них напрямую связаны с детьми. Будучи депутатом городского маслихата Экибастуза, она не оставляет должности заведующей ясли-садом. В то же время продолжает возглавлять Общественный фонд «Детский фонд «Экибастуз»» и школу диабета, благодаря которым спасают, продлевают и улучшают качество жизни десяткам местных детей.   

Милосердие как профессия и призвание

- Татьяна Викторовна, с какой профессии все началось? 

- По образованию я педагог. И начинала работать учителем в школе. Потом ушла в декрет. А когда уже водила собственную дочь в садик, она никак не могла привыкнуть и адаптироваться к новой обстановке. Мне предложили временно поработать воспитателем в том же саду. Я заменить отсутствующего воспитателя на период ее декретного отпуска. Но это время затянулось на 9 лет.   

- Но ведь эта работа тоже связана с детьми?

- Учителем я себя видела, но в саду никогда не представляла, делится Татьяна. – Это две большие разницы. Но, как оказалось, работа воспитателя не только сложна, но и очень интересна. Я поняла, что моя детская мечта исполнилась. Я всегда мечтала стать врачом и полицейским. Теперь я и учитель, и юрист, и мама, и психолог, и полицейский, и врач. К нам приходят дети, когда они еще даже не разговаривать, самостоятельно одеваться, не могут пользоваться салфетками. И мы всему этому их учим и подготавливаем к школе. Я считаю, что я себя в этой профессии реализовала.

- Что больше всего Вам нравится в работе заведующей?

- Каждое утро я обхожу все группы в садике и дети меня обнимают, целуют, особенно обожаю, когда они гладят мне волосы, делают комплименты - делится заведующая. – Я так заряжаюсь этой искренней любовью от малышей, что весь день хожу безумно счастливая и готова светиться от радости! А после того, как кто-нибудь из малышей скажет «Ты касилая!» я просто не имею права их разочаровывать. И каждое утро приводя себя в порядок, я думаю именно о них. Дороже и искренней признаний наверное не бывает.  

Благодаря своей любви к детям, Татьяна Шмидт  приглянулась супруге акима в качестве исполнительного директора детского фонда, который был создан в 2001 году по проекту первой леди Казахстана основательницы фонда «Бобек» Сары Назарбаевой. Татьяна по сей день возглавляет этот фонд и, не смотря на отсутствие зарплаты, эту работу считает одной из главных и если выбор встанет между всеми должностями, с работой в фонде она не сможет расстаться.

В эпицентре беды

- Вам так часто приходится сталкиваться с бедой. Многие люди отмахиваются от этого и не хотят даже слышать о больных детях. Что заставляет Вас так много лет принимать непосредственное участие в борьбе за жизнь маленьких экибастузцев?

- Три года назад я попала в больницу, рассказывает директор Общественного фонда «Детский фонд «Экибастуз»» Татьяна Шмидт. - Врачи сказали, что нельзя постоянно жить в эпицентре беды. Это всегда примеряется на себя. Чаще всего невольно, сопереживая попавшим в беду, мы сами переживаем те же эмоции. Я не могу абстрагироваться от того, с чем ко мне приходят люди.

К примеру, сегодня пришла одна мама, у нее умирает грудной ребенок. Я сказала ей, к кому лучше обратиться, но мне от этого легче не стало. Я не увидела финальной точки, результата. Начинаю прокручивать в голове, как можно еще помочь. Обзвонила четверых человек, и ни на секунду не могу отпустить это. Получается, я постоянно пребываю в состоянии стресса, в волнения, тревоги.

Такой образ жизни, естественно, не мог не сказаться на моем здоровье. Но в этот момент, глядя на своих близких, и понимая, какую боль я им причиняю, я решила, что надо немного отстраняться от этого. И вот, когда ко мне уже стали пускать посетителей, пошли те, кому когда-то помог наш фонд. Меня навещало очень много людей каждый день. Несли подарки, угощения, детские рисунки.

И одна девочка посмотрела мне прямо в глаза и спросила «Ты ведь нас не бросишь?». Это был такой укол совести. Я почувствовала себя предателем. Я ответила: «Конечно, я вас не брошу. Вы ведь болеете, и мне надо немного поболеть. А потом я вернусь!». И когда я уже вернулась к работе, люди продолжали приходить, но уже с поздравлениями. Оказывается то добро, которое ты делаешь людям, не уходит в никуда.

Люди помнят хорошее

- А есть какие-нибудь яркие, запоминающиеся примеры в Вашей благотворительной практике? 

- Вот Алибек, например. Он пришел к нам еще совсем маленьким пацаном. Его дедушка привел. Родителей нет у мальчика. Я их даже не запомнила. У Алибека порок сердца. Мы им тогда помогли. Они ушли и больше не появлялись. В большинстве случаев это хороший знак. Мы всегда говорим, что если не приходят, значит все хорошо. Но если приходят и не забывают нас, нам тоже очень приятно. Главное, чтобы с хорошими новостями.

И вот проходит время. Заходит ко мне парень с дедушкой. Спрашивают: «Вы нас не помните?». Я говорю: «Нет».  Дедушка продолжает: «А ведь Вы помогли нам два раза! Первый раз помогли материально и посоветовали, куда обратиться с его сердечком. А второй раз порекомендовали Алибеку петь». К своему стыду я этого даже не помню.

Тогда дедушка спросил, чем можно занять Алибека, ведь ему ничего нельзя. Я ответила дедушке «Пусть он поет. Отдайте его на вокал. Он научится правильно дышать. Это поможет сердцу». Прошли годы. Алибек вернулся. Он тогда уже учился в 10 классе. И говорит мне: «Татьяна Викторовна, я хочу помочь! Так же, как Вы мне когда-то помогли. Я могу спеть. Вы ведь сами меня отправили петь». Для меня это был бальзам на душу. Они воспользовались советом. Они не забыли.

И главное – им это помогло. Они вернулись с благими намерениями, и теперь уже не за помощью, а чтобы помочь другим. Алибек как никто другой знает, какого это нуждаться в помощи. Он не только сирота, у него еще и бабушка умерла. У него есть сестренка. Их воспитывает один дедушка. Но они не сломались. Они настоящие борцы. Вот из таких людей получатся настоящие волонтеры, которые на собственной шкуре испытали все тяготы и знают, насколько важна помощь. Они не ищут никакой корысти, выгоды и делают это не ради похвалы или славы. 

- Что самое тяжелое в Вашей работе? 

- Самое тяжелое – терять детей…  
Накануне Нового года мы объезжаем дома всех тяжело больных детей с Дедом Морозом. Навещаем, дарим подарки. И перед этим, просматривая списки с коллегой, молимся только об одном - чтобы эти списки не становились меньше, чтобы дети из этих списков не умирали. Каждого ребенка, которого мы потеряли, я помню по имени и фамилии и никогда не забуду. Я помню историю каждого из них. Знаю от чего они ушли.

Первый ребенок, которого мы потеряли, Леша Горький. Ему было 9 лет... У него была саркома кости...  Прошло много лет, но он все равно живет в моем сердце. Ксюшка Семинтеева буквально недавно ушла. Не так давно мамой стала. Ее дочка в нашем садике. Я с Ксюшей познакомилась, когда она сама еще девчушкой маленькой была. Она к нам в школу диабета ходила.

Диабет – не приговор!

- Татьяна Викторовна, а для школы диабета Вы осваивали какие-то дополнительные знания?

- Когда мы открыли школу диабета, я выходила выступать перед родителями детей, у которых повышенный сахар в крови. Конечно же, я очень много читала. Встречалась, беседовала с врачами. Мне ведь надо было проводить семинары, тренинги, встречи с медиками. И нужно было соответствовать их уровню, говорить с ними на одном языке, доказывать, что у меня есть необходимый запас знаний, и я достойна присутствовать здесь в качестве координатора школы диабета. Во время своих выступлений я говорила. Что это не страшно, с этим можно жизнь, надо только преодолеть себя. Я учила их. Как жить с диабетом.

И тут случается беда – умирает мой отец.  На фоне этой трагедии у мамы обнаруживают диабет. Сахар был очень высокий. Не могли сбить. И ей начинают колоть инсулин. Вот тут я впервые в жизни поняла, что я об этом абсолютно ничего не знаю и очень сильно боюсь. И как только маме стало лучше, я вышла на очередном тренинге к детям и со слезами на глазах говорила, что именно глядя на них, я становлюсь сильнее.

Я боялась признаться их родителям, что только сейчас я на самом деле поняла какой страх живет в их сердце, только сейчас ощутило кожей, как им страшно. Но вместе мы будем помогать друг другу. И я училась всему вместе с ними. Я говорила родителям: «Именно Вы научили меня не бояться потерять маму, научили не бояться этой болезни». Они меня учили на практике тому, чему я научила их в теории. Они показывали мне, как проверять кровь на сахар, как правильно делать укол инсулина, хотя за плечами у меня было уже два года работы в школе диабета, тренинги, семинары, в том числе и международные. 

Продолжение следует...

Читайте также