Каждый раз побеждая себя: реальная история иммигрантки из Казахстана

15.11.2017

Говорят, хорошо там, где нас нет. Тысячи казахстанцев уезжают за пределы своей любимой родины в поисках лучшей жизни, однако кажущаяся радужной на расстоянии «заграница» далеко не всех встречает с распростертыми объятиями.

Порой, чтобы хоть как-то устроиться за рубежом приходится проходить не одно испытание на прочность, и далеко не каждый его выдерживает. В результате, многие возвращаются домой, кляня на чем свет стоит недружелюбную чужбину. Экс-казахстанка Жанна Адиль, переехавшая в Германию на постоянное место жительство 20 лет назад, стала одной из немногих, кто сумел пройти через все трудности и доказать свою состоятельность в абсолютно чужой стране. Сейчас она – преуспевающая бизнес-вумен, глава успешной медицинской фирмы по уходу за тяжело больными и пожилыми людьми, под ее руководством работают порядка 25 человек, включая коренных немцев. Но так было далеко не всегда. Много лет назад она впервые ступила на землю швабов вместе со своей семьей.

В Казахстане фрау Адиль работала врачом, однако на новой земле казахстанский диплом медика еще нужно было подтверждать. Еще одним большим препятствием стал немецкий язык – не зная его в совершенстве, с мечтами об успехе здесь можно было расставаться не задумываясь. Выделяемого германским правительством пособия, хватало только на пропитание и возможность более или менее сносно одеваться. Многих выходцев с постсоветского пространства это вполне устраивало, но только не Жанну. На пути к своей цели, днем она подрабатывала, помогая по хозяйству пожилым людям, а ночами усердно зубрила немецкий язык. Все это казалось твердейшей стеной для не привыкших на тот момент к подобному ритму казахстанцев.

Однако, чтобы сделать мечту реальностью, эту стену нужно было пробить своими трудолюбием и упорством. О том, каких усилий стоило проделать путь из иммигранта в полноценного гражданина Федеративной республики Германия, и какое качество наиболее важно в самых непростых жизненных ситуациях, Жанна Адиль рассказала корреспонденту El.kz.

- Жанна, Вы переехали в Германию в 1997 году. Насколько увиденное в Германии в первое время не соответствовало ожиданиям перед переездом?

- Что меня приятно удивило, это то, что ко мне здесь с самого начала люди относились очень хорошо. В какие бы учреждения я не обращалась с конкретной просьбой, для меня всегда пытались найти лазейку в законе, чтобы помочь. Хочу подчеркнуть: они не обходили закон стороной, просто помогали грамотно его использовать. Меня это просто поразило, так как я была иностранкой и на тот момент еще не вложила в их страховую казну ни одного цента. А когда я проходила практику, они помогали мне финансово, существенно облегчая процесс подтверждения моего диплома.

Я знала, что некоторых других переселенцев местные органы власти направляли на очень тяжелые работы. К примеру, одного моего знакомого врача отправили работать на кладбище… Здесь глубоко убеждены, что свое пособие нужно отрабатывать, поэтому отношение к некоторым иммигрантам было не столь гуманным.

В моем же случае мне предоставили прекрасную возможность добиться поставленной цели, коей на тот момент было подтверждение диплома. Я воспользовалась ею сполна и, думаю, оправдала возложенные на меня надежды. После прохождения практики, я получила очень хорошие характеристики с восклицательным знаком, что стало своего рода моей путевкой в новую жизнь. Хочу также отметить, что здесь ценят искренние трудолюбие, целеустремленность и старательность. Видимо, эти качества заметили во мне. Благодаря этому, я сразу получила место в местной клинике, где успешно проработала в качестве врача на протяжении трех лет. Я работала в реабилитационной клинике, в отделении ортопедии. В настоящий момент я  оплачиваю все социальные пособия, стараясь помочь точно  также, как в свое время помогли мне.

- Расскажите более подробно непосредственно о процессе подтверждения казахстанского диплома в Германии. Насколько и чем сложен этот процесс?

- Скажу откровенно – было очень сложно. Основной барьер представляло собой незнание языка. Очень непросто добиться чего-то, когда ты не имеешь полноценной возможности общаться с людьми. Чтобы это преодолеть, нужно побороть свои комплексы и практиковать язык именно в естественной ситуации и в присутствии нескольких людей. Профессия врача обязывает много общаться с родственниками пациентов, и если ты покажешь, что не знаешь язык в совершенстве, естественно, могло появиться недоверие. Ведь, любой эскулап должен уметь четко и ясно рассказать о состоянии больного его близким. Поэтому, научиться бегло разговаривать на немецком языке стало для меня жизненной необходимостью.

Кроме того, местные врачи в силу вполне понятных причин также не сразу стали доверять. И когда я попросила дать врачебную выписку, мне прямо заявили о своем недоверии. Мне сказали: «Вы – русские – не умеете правильно изъясняться». Я взяла на себя смелость на выходных взять историю болезни одного из пациентов и самостоятельно сделать выписку. Это также было поначалу долгим и мучительным процессом: на то, чтобы написать полстраницы, мне пришлось потратить все выходные дни – пятницу, субботу, воскресенье.

Но, когда она была готова, мои коллеги были поражены и не сразу поверили, что я составила выписку самостоятельно. За это мне поставили единицу с плюсом, что здесь является наивысшей оценкой. После этого, меня охотно стали нагружать работой – доверие было заслужено. Поначалу, мне было неловко говорить, что на одну выписку я потратила три дня, но с приходом большого объема практической работы, все стало вставать на свои места. Вскоре, я написала несколько десятков таких выписок – они сначала записываются на диктофон, и только затем переносятся на бумагу. Уже будучи врачом, я еле успевала перевести дыхание, поскольку научилась делать выписки весьма оперативно. Развить скорость мне помогла именно полноценная практика.

- Сколько времени требуется на то, чтобы выучить язык в совершенстве?

- В среднем, порядка 3-х лет.

- Сколько часов в день Вы уделяли изучению немецкого языка?

- Честно говоря, именно теории – немного. Я сделала большой упор на практику. Учебниками я пользовалась только в самом начале приезда в Германию. Для этого, я осознанно стала подрабатывать, помогая немецким семьям по хозяйству, чтобы полностью окунуться в языковую среду. В мои обязанности входили закуп продуктов и ведение домашнего хозяйства. По-другому, эту самую среду для практики языка получить сложно. Ведь, кому это нужно, кроме самого тебя?  

- Охотно ли люди шли на контакт?

- Да, очень охотно. Они знали, кем я являюсь по профессии, и относились ко мне очень хорошо. Я благодарна Германии за то, что в этой стране предоставляются такие возможности. Да, поначалу все непросто. Но если стараться и идти к поставленной цели, несмотря ни на что, все получится. Везде найдутся люди, которые постараются в чем-либо помочь тебе. Главное – четко знать, чего ты хочешь и все время работать над собой. По крайней мере, в Германии эти качества очень ценят.

- Какой Вам представлялась Германия, до переезда в эту страну?

- Честно говоря, я не ожидала, что поначалу будет настолько непросто. Именно в части изучения языка. Кроме того, в первое время не покидало чувство ностальгии по Родине, по своим родным и близким. Меня постоянно тянуло в Казахстан, потому что я выросла в большой интеллигентной казахской семье и мне катастрофически не хватало общения. Здесь люди общаются определенными группами. К этому моменту в Германии относятся довольно щепетильно, как правило, редко впуская незнакомцев в свой круг общения. Таковы особенности менталитета.

- Некоторым людям с чувством ностальгии по Родине не удается расстаться вовсе. Когда это наконец удалось сделать Вам?

- Скажу так: чем больше у тебя работы, тем меньше времени остается на то, чтобы скучать. Это применимо ко всем, без исключения. Чтобы найти постоянную работу, нужно было бы часто переезжать по всей стране. Это каждый раз осложняло бы поиск работы, и вскоре я решилась открыть свою медицинскую фирму, так как я видела, что здесь существует большая потребность в таком виде социальных услуг, как уход на дому. Причем не только в профессиональном медицинском плане, но и в плане общего ухода. Наш персонал оказывает медицинскую помощь, которая заключается в раздаче таблеток и введении инъекций, а также осуществляет услуги по кормлению, прогулкам, купанию, лечебному натиранию и по общему уходу в целом.

- Говоря о Службе по уходу за больными, с чего все начиналось? Каким был изначальный штат Вашей фирмы?

- Поначалу сильно ощущалась нехватка персонала, мне приходилось самой выполнять всю работу медицинской сестры. Конечно, с психологической точки зрения мне было довольно тяжело побороть себя, так как к тому моменту у меня уже был на руках подтвержденный немецкий диплом врача. Поэтому, будучи квалифицированным специалистом, заниматься такой работой было морально очень непросто. Но я всегда подбадривала себя тем, что я помогаю больным людям, которые действительно нуждаются в подобной помощи, и это было для меня самым главным. Ведь, вся моя жизнь всегда была связана с пациентами, которым моя помощь была необходима. В таком формате мне приходилось работать на протяжении двух лет, наравне с медсестрами.

- Что поддерживало Вас и помогло перебороть трудности в непростые моменты?

- Наверное, мысль о том, что рано или поздно я добьюсь своей цели, и поставлю эту Службу «на ноги». А дальше, по прошествии нескольких лет, я уже начала видеть, что есть результаты, что фирма развивается, и сам этот факт служил большой психологической опорой. К слову, в Германии нехватка персонала продолжает оставаться одной из основных проблем. Приходилось искать нужных специалистов даже за границей. На деле все выглядит гораздо сложнее, нежели это может показаться на первый взгляд. Вопрос нехватки персонала остро стоит не только в сфере медицинского обслуживания, но и в других областях. И его еще предстоит решать местным властям. 

- Какие эмоции испытывали в то время? Не посещали ли мысли бросить все и вернуться на Родину?

- Нет, такого не было. Я всегда четко видела свою цель, и чтобы ее достичь всегда нужно было продвигаться вперед, несмотря ни на что. Если появляются такие мысли, значит, на позитивный исход можно не рассчитывать. И так в любом деле.

- Как Вы считаете, насколько была бы востребована аналогичная Служба по уходу за больными и пожилыми людьми в Казахстане? Ведь, казахстанский менталитет не позволяет передавать своих престарелых родителей в чужие руки.

- Честно говоря, я не могу представить ни одну страну без этой стороны социальной поддержки. Потому что, здесь придают огромнейшее значение заключительной стадии лечения, в частности – последующей реабилитации больных и уходу за ними. Возможно, в Казахстане это пока не столь распространено, но в Германии больного не выпишут домой, пока не убедятся, что за ним организована помощь на дому. Для сравнения могу привести в пример турецких пациентов – до определенного момента таковых на этой стадии не было вовсе. Выходцы из Турции крайне щепетильно относились к этому вопросу. Но со временем, турецкоговорящая часть населения Германии также стала к ней приобщаться. Ведь они также работают полный день, уезжая на работу утром и приезжая лишь вечером.

То есть, на протяжении целого дня, больной или пожилой человек полностью остается без присмотра. Если оба супруга работают весь день – а в основном так здесь и происходит – то нереально днем еще и ухаживать за престарелыми родителями. Ведь родители передаются в руки персонала не полностью, а лишь на то время, пока дети заняты работой или бизнесом. Я считаю, это, напротив, показатель заботы о своих родителях. К слову, не нужно путать это направление с домом престарелых. Ведь, это – стационарное направление услуг по уходу за пожилыми людьми. А именно наша амбулаторная помощь помогает избежать столь радикального решения, как сдача родителей в дом престарелых. Это полезно еще и с той стороны, что у человека появляется возможность сохранить какую-то трудоспособность по дому – он выполняет какие-то свои привычные дела без отрыва от домашней обстановки. И все это в целом оказывает максимально позитивное влияние на его здоровье. Ведь, человек находится в своем доме, он ощущает себя нужным. А переоценить роль психологической составляющей в подобных вопросах очень сложно.

- Кто оплачивает эти услуги – родственники или государство?

- В большинстве случаев – государство. Если пациенты не соответствуют страховым условиям, тогда уже родственники. Но это были единичные случаи, по крайней мере в моей практике. В основном, страховая система Германии охватывает эту часть лечения.

- Вам довелось познакомиться с системой здравоохранения в двух странах. Правда, 20 лет назад, в Казахстане она была совсем иной. Тем не менее, Вы наверняка получаете общую информацию о развитии казахстанского здравоохранения. На Ваш взгляд, в чем заключается наиболее существенное отличие?

- Очень радует, что казахстанская система здравоохранения тоже постепенно развивается. Но, на мой взгляд, в Казахстане пока что не сильно развита система реабилитации больных, уход за ними и помощь по возвращению в нормальную жизнь. Как я уже говорила, мне довелось работать именно в реабилитационном центре, где пациентов, перенесших инсульт или тех, кому имплантировали протезы коленного сустава или шейки бедра, невозможно было дальше держать в стационаре, то есть – в этом не было дальнейшего смысла. Однако, и отправлять их сразу домой также представлялось нереальным. Их направляли в реабилитационные центры, а уже после них необходим был третий этап лечения. Тогда, связывались с медицинскими фирмами, которые и осуществляют тщательный уход за такими больными. Я уверена, что эти 3 этапа неразрывно связаны между собой, и нельзя отказываться от какого-то из них. Этого пока и не хватает в Казахстане. Основное лечение, реабилитация и уход за больными для их возращения к полноценной жизни – каждый из этих этапов очень важен. И вместе они формируют высокий уровень немецкой медицины.

Насколько я знаю, в Казахстане есть реабилитационные центры, но они, как правило, не стационарные. А уход за пациентами на дому отсутствует вовсе. Кроме того, в немецкой системе страхования есть дополнительный обязательный вид страховки по общему уходу, который покрывает расходы по вышеперечисленным видам лечения и предоставляет пациентам получать медицинскую помощь на самом высоком уровне.

- В Казахстане также активно внедряется система Обязательного социального медицинского страхования. Не все граждане сразу поняли необходимость этого нововведения. Основная проблема заключалась в том, что люди ожидаемо хотели увидеть сиюминутный результат…

- Сразу скажу – это нереально. Это не делается сиюминутно. Наиболее быстро граждане увидят результат только в процессе лечения острых заболеваний. Здесь нужно подчеркнуть необходимость грамотной организации этого процесса – если люди увидят, что что-то организовано не подобающим образом, они тут же потеряют доверие. К примеру, в Германии, чтобы начали действовать второй и третий этапы страховки, нужно быть застрахованным как минимум на протяжении 2-х лет. То есть, за это время должен накопиться определенный капитал. Кроме того, в Германии есть возможность выбирать самому страховую медицинскую компанию, и таких касс у нас более 50. И право выбирать любую кассу сохраняется за пациентами на протяжении двух месяцев. Страховка также должна предусматривать возможность альтернативного выбора, благодаря этому также поддерживается высокий уровень медицинского сервиса.

- В целом, по Вашему мнению, насколько необходимо внедрять обязательную форму медицинского страхования? И сколько лет потребуется для того, чтобы ОСМС реально начало показывать результаты?

- Это нужно внедрять обязательно, таков опыт многих стран, и он зарекомендовал себя с лучшей стороны. Я даже не могу сейчас представить систему здравоохранения без этого элемента. Что касается времени, по моему мнению, чтобы увидеть первые плоды этого, нужно, как минимум, лет пять. Но это того стоит. Сиюминутного результата ожидать было бы слишком оптимистично. Ведь эта страховка покрывает экстренную медицинскую помощь.

- Возвращаясь к Вашей истории, любопытно узнать Ваши планы на будущее – не возникает ли желания вернуться на Родину и попробовать внедрить Службу по уходу за тяжело больными людьми в Казахстане.

- Наверное, желание вернуться на Родину возникает у каждого человека. И я – не исключение. Кроме того, всегда присутствовало желание помочь чем-то своим соотечественникам, и передать им лучший опыт. Многое, из того, что внедрено здесь, могло бы быть очень полезным и у нас в Казахстане. Германия не зря причисляется к числу стран-лидеров в области медицинского и социального обеспечения, и было бы здорово в чем-то спроецировать ее опыт на Казахстан. Особенно в части медицинского обслуживания.

- В самом начале нашей беседы Вы сказали, что одним из основных барьеров при переезде в другую страну становится незнание языка. Каков Ваш совет тем, кто все-таки избрал такой путь и хочет выучить язык в совершенстве?

- Наверное, необходимо организовать специальные клубы общения параллельно с языковыми курсами. Ведь, при изучении любого языка, главное – это практика. В целом, если же ты уже твердо решил во что бы то ни стало овладеть языком, нужно сконцентрировать на этом все свои усилия, и использовать любую возможность для получения языковой практики.

Вообще, многое также зависит и от самого человека, от его целеустремленности. Никто не заставит никого выучить язык против его воли, если же у человека есть большое желание – то никто не помешает ему добиться того, чего он хочет. Сейчас есть великое множество различных обучающих программ в том же You tube, нужно просто выделять для этого время и не тратить его попусту.

- Как Вы знаете, в Казахстане сейчас активно внедряется программа трехъязычия. Насколько актуальна она в глобальных масштабах?

- Это очень здорово! Английский язык по праву считается самым популярным в мире, и по крайней мере хуже от овладения им точно не станет никому. Знание языков открывает перед людьми новые неведомые двери. Что касается казахского и русского языков, в Казахстане все население говорит именно на них, поэтому для жизни в этой стране владение ими жизненно необходимо. Нужно сделать курсы по изучению языков доступными по цене, ведь от этого всей стране будет лишь польза.

- Не могу не спросить Вашего мнения о еще одном новшестве, которое было внедрено совсем недавно – менее месяца назад Казахстан перешел на правописание латинскими литерами. Как Вы считаете, поможет ли это развитию интеграции нашей страны с другими государствами?

- Я уверена, что это большой шаг вперед, ведь латинскими символами пишут в большей части мира, латиница понятна фактически всем, без исключения. Честно говоря, я сама даже по-русски давно пишу латинскими буквами. По поводу интеграции – я считаю, что большой роли это не сыграет, поскольку она и так идет полным ходом. Но это очень поможет популяризации казахского языка, потому что тюркская группа языков очень редко встречается в Европе. И европейцам будет гораздо проще понять латиницу, нежели кириллицу. Хочу отметить, что все европейцы-мусульмане пишут именно на латинице. В любом случае, я вижу в этом позитивный момент.

- Спасибо за беседу!

Автор статьи - Арыстан Алангожин
Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал El.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах».

Читайте также