Медет Чотабаев: Я стеснялся петь

Кавалер Ордена Звезды Италии рассказал, каким был его путь на сцену.

Ведущий солист театра оперы и балета «Астана Опера», участник проекта "100 новых лиц Казахстана" Медет Чотабаев стал Кавалером Ордена Звезды Италии. Тенор стал третьим казахстанцем, удостоенным этой награды и первым среди музыкантов, получивших Орден. Поводом для этого послужило укрепление культурных связей между Казахстаном и Италией и пропаганда итальянского языка. Орден Звезды Италии – высшая награда для иностранных граждан, которую присуждает президент Италии. Корреспонденту El.kz удалось лично поздравить известного тенора и задать ему несколько вопросов.

- Медет, поздравляю Вас с этим очень значимым достижением! Расскажите пожалуйста, что предшествовало этому. Известно, что Вы учились в Пезаро (Италия).

 - Изначально я поступал в Казахскую национальную консерваторию в Алматы. Я учился в классе Народного артиста Казахской ССР профессора Бекена Бекеновича Жылысбаева. На протяжении двух первых лет обучения в консерватории я участвовал во всех концертах. Благодаря этому меня заметили нужные люди, а именно гуманитарный фонд «Дегдар», директором которого на тот момент была Лаура Ахметова. Эти люди и проспонсировали мое обучение в Италии. Через два года я вернулся в Алматы и окончил пятый курс консерватории у Шахимардана Абилова.

После окончания учебы я не переставал участвовать в различных международных конкурсах, где показывал неплохие результаты. Я часто ездил в Италию, брал первые, вторые третьи места. Одним из таких конкурсов был «Голоса Верди» в городе Бусетто, где родился сам композитор Джузеппе Верди. Там я победил и меня выбрали на постановку оперы Верди «Луиза Миллер». Два месяца я участвовал в подготовке этого спектакля. В итоге мы выступили с ним в пяти городах Италии – это Пьяченца, Равенна, Бусетто и т.д..

У меня были частые поездки в Италию, во Францию и другие европейские страны. Затем я познакомился с еще одним очень хорошим человеком. Это сеньор Роберто Больтри – итальянец. Он живет полгода в Алматы и полгода - в Италии. Его супруга казашка, ее зовут Алтын. Они часто приходили на мои выступления. Во многом благодаря этим людям я получил Орден Звезды Италии. Они оказывали огромную помощь и поддержку. Я часто обращался в посольство Италии и мне в этом помогал сеньор Роберто. Он перед всеми хвалил меня, писал письма, всеми способами меня поддерживал, убеждая сделать мне визу подольше.

 

© Фото: zakon.kz

- Вы говорите на итальянском?

- Да, конечно. За два года в Италии я неплохо освоил язык. Я считаю, что каждый оперный певец обязан знать итальянский, поскольку почти все оперы написаны на нем. Зная его, проще запоминать слова, понимать, передавать смысл, настроение того или иного героя.

- Что больше всего Вам нравится исполнять из Вашего репертуара?

- Я не могу делить, что мне нравится больше, а что меньше. Мне нравятся все оперы, которые я пою. Но если говорить об этом, то мне очень нравится опера «Богема» Пуччини. Вообще мне очень нравятся все оперы Пуччини. Они очень мелодичны, это шедевры, и они очень подходят к моему голосу. Естественно, мне нравятся оперы Верди – это «Луиза миллер», «Травиатта», В Алматы и в Уфе (Башкирия) я пел «Ригалетто», В Швейцарии в Женеве я исполнял «Фальстаф», партию Фентона.

- А есть у Вас мечта, исполнить партию в какой-нибудь опере, которую Вы еще не пели?

- Да, конечно. Мой репертуар очень небольшой на сегодняшний день. Я еще много опер хотел бы спеть. Я знаю своих зарубежных коллег, у которых очень много опер на счету. Мне очень хотелось бы спеть «Бал-маскарад» Джузеппе Верди, «Лючия ди Ламмемур» Доницетти, «Фауста» Гуно, «Манон Леско» и Пуччини, и Массне хотел бы исполнить, партию Каварадосси хочу спеть в опере «Тоска». Это очень красивая опера, прям мурашки вызывает. Есть очень много опер, которые подходят моему голосу, но, к сожалению, в нашем театре не идут некоторые оперы. У нас есть «Турандот», у нас есть «Аида». Есть такие партии, которые мне еще рано петь, - заявил Медет. -Например, партия Радамеса из оперы «Аида».

- Почему?

- Потому что нужно прийти к этой партии уже готовым вокально, необходимо, чтобы голос окреп.

фото из личного архива

- А кто вообще впервые заметил Ваш талант, расслышал Ваш тенор?

- Вообще я учился в обычной средней школе №33 в Семипалатинске. Там я не пел. Меня просили. Но я стеснялся. Я вообще скромный человек, - рассмеялся Медет. – Я просто пел дома сам, когда никого дома не было. На тот момент это были эстрадные песни, которые мне нравились. Я оперу терпеть не мог, - снова смеется над свои парадоксом тенор. – По телевизору всегда переключал эти концерты. Так что, мои первые слушатели - это соседи и друзья.

Мне стали часто говорить «Медет, ты классно поешь». Тогда я решил себя попробовать в этом деле и записался в вокальный кружок во дворце молодежи. Я позанимался буквально пару месяцев. Тогда я заканчивал девятый класс. Я решил попытать свое счастье и пошел в музыкальный колледж на экзамен. Из 15 человек выбрали четверых претендентов. Я оказался в числе этих счастливчиков. С того момента я начал усиленно работать над своим голосом и замечал большие изменения. В колледже меня обучал Нурлан Кушеров. На втором курсе я участвовал в республиканском конкурсе среди музыкальных колледжей и занял второе место. Именно тогда я поверил в себя.

- Вы почти не говорите о родителях. Как они отнеслись к выбору Вашей профессии?

- Когда я поступал в музыкальный колледж, я пришел домой и сказал, что хочу стать певцом. Мой отец был против, он сказал мне, что это не профессия и, уж тем более, не для мужчин.

- А кто по профессии Ваш отец?

- Он работал на машиностроительном заводе в Семипалатинске. Мама работала в мясокомбинате. Они простые рабочие. Но мама меня поддержала. Она сказала: «Если поступишь на грант – хорошо, а не поступишь – не обижайся». И я поступил. К сожалению, отец так и не узнал, каких успехов я достиг. Пока я учился в колледже, его не стало.

По окончании колледжа, мне сказали поступать в консерваторию. Я тогда не знал, зачем. Мне объяснили, что это высшее учебное заведение, из которого я выйду настоящим артистом. И я загорелся этим желанием. Звание лауреата республиканского конкурса обеспечило мне право поступить без экзамена в Казахскую национальную консерваторию имени Курмангазы в Алматы.

На момент поступления были некоторые сложности у нас. Всем было сложно в то время. Не было финансов, и я опоздал на один день с подачей документов, когда приехал поступать в Алматы. Мне сказали: «Ваше место уже занято. Приезжайте на следующий год». Я ответил: «Как так? Если я приеду на следующий год, что будет с моим голосом? Ведь над голосом надо трудиться ежедневно под чутким контролем педагога», - с оттенком отчаяния в голосе вспоминает обладатель высокой награды свой тернистый путь на сцену.

– Мне дали номер телефона Бекена Бекеновича Жылысбаева. Я позвонил ему. На тот момент он был дома. Я приехал к нему и объяснил всю ситуацию. После этого мы вместе поехали к ректору. Бекен Бекенович поручился за меня, сказав: «Он будет хорошо учиться. Давайте возьмем его». Но ректор ни в какую не хотела брать меня, аргументируя это тем, что я опоздал с подачей документов. «Он уже показал себя с плохой стороны. Он не будет учиться», - говорила она.

Меня спросили, по какой причине я опоздал, и я честно ответил, что у меня не было денег приехать раньше. Тогда ректор сказала: «Тем более он не будет учиться», - засмеялся Медет. Но сразу же в его голосе появилась минорная интонация, и он заговорил чуть тише. – На тот момент мне было очень обидно слышать это. Но больше всего меня поразило то, что Бекен Бекенович зная меня только заочно, видя меня впервые, согласился на жесткие условия руководителя консерватории. Он написал заявление о том, что если я буду плохо учиться или пропускать занятия, он освободит свое место.

- То есть он мог лишиться из-за Вас работы?

- Да. И тогда я подумал, что ни в коем случае не должен подвести его. Он очень сильный духом человек, он не побоялся поверить в меня. Мне это очень льстило, но в то же время, сильно мотивировало.

- Расскажите о своей семье. Насколько мне известно, Ваша супруга тоже поет.

- Да. Мы работаем в одном театре «Астана Опера». Иногда мы выступаем вместе в одном спектакле. Это, конечно, очень тяжело. Каждое выступление – это стресс, переживания. Каждый раз как в первый раз. И я переживаю и за себя, и за нее.

У нас с супругой есть дочь. Летом ей исполнится четыре годика, - с каким-то особым трепетом в голосе заговорил молодой папа. – Самая лучшая девочка на свете, - улыбнулся счастливый отец. – Ее зовут Ясмина. Мы ее часто берем с собой в театр на репетиции. С пеленок она растет в театре.

- Колыбельные на ночь поете дочке?

- А как же?! С оркестром! - смеется Медет. - Стараемся прививать ей любовь к искусству, к музыке, к театру. Но, кто знает, возможно, она выберет другую профессию.

фото из личного архива

- А какая у Вас цель в карьере?

- Я никогда не думал, что мне вручат этот орден. Я просто люблю работать над собой, совершенствовать и улучшать свой опыт, голос, умения, расти над собой. Стараюсь петь больше и чаще на разных сценах для разной публики. Это наша жизнь, наша потребность. Это все не ради наград делается. Я не думаю, что надо сделать это и это, чтобы заполучить какое-то звание. Но когда тебе вручают столь значимую награду, это всегда очень приятно. Обычно в такие моменты я задумываюсь: «Наверное, не зря…». Я просто скромный человек и иногда говорю своей супруге: «За что мне дали эту награду?». Я просто люблю свою профессию.

Но относительно цели, могу сказать, что каждый певец, который поет практически на всех площадках нашей страны, за рубежом, в Европе, мечтает спеть на самых крутых площадках мира, таких как «Метрополитен-опера», «Венская опера», «Ла Скала» Милан, «Ковент-Гарден» в Лондоне, в Сиднее.

- На пути к этой цели чего Вы достигли за последнее время?

 - В прошлом году я был близок к мечте. Я был в получасе пути на автобусе от «Венской оперы», - снова шутит артист. – Есть такой город в Австрии Грац называется. Там я пел партию Поллиона из оперы «Норма». Я спел одиннадцать спектаклей. Для меня это очень огромный опыт. Это непростая партия. Ее поют такие маститые певцы как Франко Корелли, Лучано Паваротти, Карло Бергонци и другие знаменитые исполнители. Это все дало мне уверенность в том, что я тоже могу петь такие партии. И, несомненно, для меня было достижением то, что я спел партию Толегена в опере «Кыз-Жибек». Это моя первая опера на казахском языке, в которой я принял участие. До этого я пел только итальянские и русские оперы. Признаться честно, для меня это не было легко, даже при том, что я сам казах. Там есть свои нюансы вокальные, своя стилистика.

- Что Вам больше всего понравилось в награждении?

- Оно состоялось в «Астана Опера» в камерном зале. Пришли практически все мои коллеги, друзья, родные, близкие люди. И когда мы пели с супругой Бриндизи «Травиату», застольную песню, которая звучит в начале, нам неожиданно стал подпевать зал. Оказалось, что половина зрительного зала это был хор, который нас поддержал. Там есть партия, которую мы поем дуэтом. И в середине есть такая часть, где играет оркестр и хор поет. Чаще всего, когда нет хора, там играет рояль или оркестр. Но на тот момент абсолютно неожиданно и спонтанно хор как подхватил из зала. И это даже отметил сам посол Италии Стефано Раваньян. Он сказал: «Никогда в жизни я не слышал такого. Это было белиссимо!». Спасибо огромное нашим коллегам и друзьям за этот неожиданный сюрприз.  

#100 новых лиц Казахстана

Комментарий

comments powered by HyperComments

Похожие материалы

Партнёры