Теоретические основы исследования эвфемизмов

03.11.2016 4505
Теоретические основы исследования эвфемизмов

Сейчас мы живем в такое время, когда между представителями разных стран, наций и культур постоянно происходят какие-либо разногласия и противоречия. Причиной тому является отсутствие взаимопонимания или недопонимания, которое влечет за собой межнациональные конфликты.

Это касается как целого народа, так и каждого его представителя. То есть любое твое неправильное слово или шаг может обернуться против тебя. В эпоху информационного общества каждый второй человек обладает как минимум одной социальной страницей, где все его мысли и идеи находятся под прицелом. Для того чтобы не попасть в ловушку, необходимо постоянно контролировать свою речь. В этом нам помогут такие выразительные средства как эвфемизмы.

Определение места эвфемии в ряду смежных языковых явлений вызывает некоторые трудности. В первую очередь это связано с трудностями классификации словаря вообще. Логически безупречной считается классификация, в которой каждый классифицируемый объект может принадлежать только одному классу, где границы между классами однозначно определены согласно одному и тому же разделительному принципу (критерию).

При классификации словарного состава языка — большой, сложной, подвижной системы, естественно возникали и возникают трудности. Традиционное деление словаря на такие классы как архаизмы, жаргонизмы, сленг, эвфемизмы, книжная лексика и т.д., – так называемая стилистическая классификация, приводимая во многих работах и учебниках по лексикологии и стилистике, где критерием является сфера употребления слов, особенности ситуации общения, признается рядом лингвистов неудовлетворительной именно из-за нечеткости общего критерия и, следовательно, границ между классами.

Так, например, слово to perspire/потеть является одновременно книжным в сравнении с его нейтральным синонимом to sweat, заимствованием (латинского происхождения) и эвфемизмом, смягчающим прямое называние действия to sweat, которое может вызвать негативные эмоции, то есть принадлежит сразу трем классам традиционной стилистической классификации.

Тем не менее, «чтобы получить более или менее ясное представление о языке, он должен быть представлен как система».

Любая стилистическая классификация предлагает деление словаря на три слоя (литературный, нейтральный, разговорный). В самом прямом значении слова «слой» – плоская масса вещества, лежащая между или поверх других подобных – отражена нечеткость границ, возможное взаимопроникновение элементов одного слоя в другой.

Вышеупомянутые группы слов (жаргонизмы, сленг, архаизмы и др.) являются здесь подгруппами литературного и разговорного слоев, каждой из которых присущи некоторые общие для всех других подгрупп данного слоя черты.

Эвфемизмы не выделены и не могут быть выделены здесь в отдельную подгруппу, так как, эвфемизмами могут быть слова, принадлежащие всем трем слоям. Сравним эвфемизмы слова «умереть»: to depart to God/ отправиться к Богу - книжное выражение, to go away/уйти – нейтральное, to kick the bucket/букв, «пнуть ведро» – относится к слою разговорной лексики.

И.Р. Гальперин относит эвфемизмы к выразительным средствам языка и стилистическим приемам. У первых имеется потенциальная возможность к интенсификации высказывания (под интенсификацией вообще понимается отклонение от стилистической нейтральности, в случае с эвфемизмами это создание эффекта смягчения или вуалирования неприятного). Сюда относятся эвфемизмы, которые существуют в языке относительно давно и могут быть найдены в хороших словарях. В случае последних – это осознанная и намеренная интенсификация высказывания (смягчение неприятного), которая достигается за счет создания новых эвфемизмов или реализации контекстного значения слов, относящихся к другим классам.

Ю.М. Скребнев приводит свою стилистическую классификацию словаря, (он называет ее стратификацией, подчеркивая этим нечеткий, размытый характер границ между классами), в которой принимаются во внимание «социальный престиж слова», его «эстетическая ценность».

Используя критерий «положительно» – «отрицательно» по отношению к элементам нейтрального слоя словаря, данный автор выстраивает вертикальную этически-эстетически ориентированную шкалу. С помощью этой шкалы он анализирует и размещает по вертикали традиционные классы слов: от поэтических слов на самой вершине до вульгаризмов на самом дне.

Эвфемизмы, однако, не вписываются в его стратификацию, так как не могут быть оценены с помощью данной шкалы, тогда вышеупомянутый автор выделяет бинарную оппозицию «эвфемизмы» – «дисфемизмы». Будет ли слово считаться эвфемизмом (положительным) или дисфемизмом (отрицательным), зависит от ситуации общения. Так, слово croak/букв, «хрипеть», может быть оценено отрицательно, как оскорбление (дисфемизм) в одной ситуации и положительно, как вполне приемлемый эвфемизм слова to die/ умереть в среде определенных индивидуумов. По образному выражению Р. Холдера «то, что эвфемизм для мужчины – дисфемизм для женщины».

Таким образом, Ю. М. Скребнев считает, что термин «эвфемизм» не характеризует определенную лексическую группу, а скорее обозначает некоторый стилистический результат (смягчение неприятного), который может быть достигнут различными средствами.

В этом случае замены грубого, неприемлемого выражения на более мягкое, эвфемистический эффект могут производить различные стилистические приемы (например, перифраз, мейозис, гипербола, преуменьшение и др.)

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что, используя критерий стилистической классификации лексического состава языка, невозможно определить место эвфемизмов в ряду смежных языковых явлений. Но так как определяющим фактором возникновения эвфемизмов является именно необходимость замены уже существующих слов-табу, с целью смягчить связанные с ними неприятные ассоциации, то критерием для сопоставления эвфемизмов со смежными языковыми явлениями может служить сам факт замены уже существующего в языке слова на другое и цель этой замены.

Таким образом, применяя данный критерий, можно выделить следующие группы слов согласно таб.1:

Группы слов

Использование

1.Официализмы

 

 Используются в сфере бизнеса и политики. Заменяют нейтральные слова книжными синонимами с целью демонстрации уважения к собеседнику, создания эффекта значительности и важности обсуждаемой темы.

 

2.Эвфемизмы

Заменяют слова-табу с целью смягчить, завуалировать связанные с этими словами неприятные ассоциации. Для этой цели используются стилистические синонимы слова-табу, а также различные стилистические приемы, которые обладают эвфемистической функцией.

 

 

3.Жаргонизмы

 

В лингвистической литературе данный термин не всегда четко разграничен с терминами «сленг», «арго», «профессионализмы».

4.Вульгаризмы

 

Они заменяют нейтральные слова на грубые слова или выражения, находящиеся на нижнем уровне слоя разговорной лексики.

В данной работе, по вопросу принадлежности единиц словаря к жаргонизмам, принимается точка зрения Ю. М. Скребнева как наиболее логичная и обоснованная.

По его мнению, жаргонизмы заменяют нейтральные слов на просторечные с целью обособления некоторых социальных групп, дифференциации «свой» – «чужой» за пределами этих групп, демонстрации либерального отношения к нормативному лингвистическому поведению.

Жаргонизмы делятся на две большие группы: профессионализмы и сленг.

Профессионализмы используются, в основном, в узкопрофессиональной сфере (сотр вместо computer, sewing machine/ швейная машинка вместо machine gun/автоматический пистолет). Происходит замена терминов на просторечные слова и выражения с целью облегчить общение в профессиональной среде. Но с другой стороны это может затруднить понимание терминов для других представителей социума, не входящих в эту группу, то есть происходит своего рода обособление профессиональной группы.

Сленг – это довольно двусмысленный термин, который имеет различные толкования в лингвистической литературе. Некоторые исследователи отождествляют сленг с просторечием, включая в него всю лексику, отклоняющуюся от нормы в той или иной степени, другие, например, И. Р. Гальперин, ссылаясь на неопределенность термина, вообще отрицают существование такой группы слов.

По мнению, высказываемому многими лингвистами в настоящее время, сленг – это та часть жаргонизмов, которые используются не какими-либо отдельными группами, а всеми членами социума (math/ математика, exam/ экзамен, prof/ профессор). Цель замены нейтральных или книжных слов на просторечные (появление сленговых слов) – намеренное отклонение от нормы как демонстрация грубовато-фамильярного, иногда юмористического отношения к предмету речи.

Цель замены у вульгаризмов может быть двоякой: в одних случаях это делается для намеренного оскорбления собеседника, в других – для придания речи своеобразной эмоциональности и выразительности, чаще всего в чисто мужских группах или в группах людей с низким образовательным и социальным статусом.

В первом случае имеет место явление противоположное эвфемии–дисфемия.

Дисфемизм–замена эмоционально и стилистически нейтрального слова более грубым, пренебрежительным и т. п.

Слова-табу, которые также противоположны эвфемизмам, осуществляют прямую номинацию денотата в сфере табу. Дисфемизмы, в отличие от слов-табу, противопоставлены эвфемизмам по оценочности ассоциата: если эвфемизм «улучшает» денотат за счет боле позитивного ассоциата, то при дисфемии все происходит с точностью до наоборот.

Например:

умирать – табу,

отходить в мир иной — эвфемизм,

подыхать – дисфемизм.

bribery (подкуп, взяточничество) – слово-табу,

treatment/ обращение, gratitude/ благодарность – эвфемизмы,

oil / букв, «смазка», grease / букв, «густая смазка», juice / букв. «горючее-дисфемизмы.

Дисфемизм традиционно считался синонимом слова «оскорбление», однако, в настоящее время в работах по исследованию этого явления утверждается, что дисфемизм – это нечто большее, чем просто нарушение правил коммуникации. Любое слово становится дисфемизмом, как и эвфемизмом не потому, что обладает соответствующими и изначально присущими слову качествами, а из-за использования его в качестве замены другого термина. Будет ли слово считаться эвфемизмом или дисфемизмом зависит от ситуации общения.

Выше уже говорилось об использовании лексики сниженного стиля в качестве эвфемизмов в среде определенных социальных групп и в определенных речевых ситуациях. Но то же самое слово сниженного стиля, употребленное в формальной ситуации общения или в более утонченной компании, может оказаться крайне оскорбительным, то есть функционировать как дисфемизм.

В лингвистической литературе приводится много примеров когда одно и тоже слово может в разных ситуациях служить то эвфемизмом, то дисфемизмом.

Так слова to drop/ свалиться и to croak/ захрипеть используются, как приемлемые эвфемизмы слова to die/ умереть в молодежной среде и могут быть оценены как оскорбления (дисфемизмы) в другой возрастной группе.

Или слова darky/ «черномазый», half-baked bread/букв, «наполовину пропеченный хлеб», приведенные как эвфемизмы слова-табу negro/негр в словаре эвфемизмов Р. Холдера, произнесенные в группе афро-американцев могут быть расценены как дисфемизмы. Данные слова, во избежание подобных случаев, снабжены специальными пометами «offensive».

Слова, использующиеся в качестве эвфемизмов, не остаются таковыми постоянно. Здесь наблюдается явление, которое некоторые авторы называют «заражением». Оно проявляется в двух аспектах.

Во-первых, негативное восприятие людьми понятия, которое обозначает слово-табу, постепенно, вследствие частого употребления, распространяется и на сам эвфемизм, заменяющий слово-табу, то есть эвфемизм оказывается как бы зараженным «вирусом» непристойности, неприемлемости и, в конечном итоге, утрачивает эвфемистическую функцию. Этот процесс приводит к оформлению синонимических рядов эвфемизмов в своеобразные цепочки, в которых каждое последующее слово эвфемистичнее предыдущего. Классическим примером этого может служить цепочка эвфемизмов-синонимов (все они заменяют слово-табу «сумасшедший»), которую приводит Э. Партридж: mad–crazy–insane–lunatic–mentally deranged –mental. Чем суровее табу, тем длиннее цепочка синонимов.

Тот же процесс стирания эвфемистической функции происходит и у политических эвфемизмов. Например, в цепочке слов, заменяющих слово-табу «негр» –Negro–coloured –black – African – American, только последнее является эвфемизмом, сохраняющим свои функции.

Второй аспект «заражения» эвфемизма проявляется в том, что в многозначных словах под влиянием одного из своих значений, несущего негативные ассоциации, слово в целом может приобрести данные негативные свойства. Оно «заражается» неприемлемыми негативными ассоциациями, что заставляет воздерживаться от употребления данного слова во всех его значениях. Дж. Ниман и К. Сильвер приводят в качестве примера слово "gay" I веселый, которое используется в качестве эвфемизма слов, относящихся к сфере гомосексуализма, и больше уже не может использоваться в качестве синонима слов "happy" I счастливый или "vivacious" I оживленный, а фраза "gayparty", приобретая специфическую коннотацию, не может использоваться, как раньше, для обозначения оживленной вечеринки.

Эвфемизмы, утратившие свою функцию («зараженные» эвфемизмы), со временем попадают в разряд вульгаризмов.

Намеренное использование эвфемизмов, утративших свою эвфемистическую функцию, в публичной речи, в частности, в газетном тексте, часто превращает их в дисфемизмы.

Таким образом, эвфемия и дисфемия – это два противоположных по цели коммуникации явления, которые связаны с заменами. Однако они могут использовать для своих целей одни и те же языковые единицы, в зависимости от ситуации общения.

Суммируя вышесказанное, можно сделать вывод, что основное отличие рассмотренных языковых явлений друг от друга – это цель, ради которой производится замена уже существующего слова на другое слово или выражение, то есть прагматическая установка. Кроме того важную роль здесь играет ситуация общения – социальная, профессиональная, половая принадлежность говорящего и собеседника, их образовательный уровень, психологические особенности, сфера общения.

Прагматические установки рассмотренных явлений различны:

- официализмы используются для демонстрации уважения к собеседнику, создания эффекта значительности и важности обсуждаемой темы;

- жаргонизмы – для того, чтобы обособить общение членов определенной группы;

- вульгаризмы применяются, чтобы намеренно оскорбить собеседника или для придания речи своеобразной эмоциональности и выразительности;

- эвфемизмы – для того, чтобы смягчить, завуалировать связанные с некоторыми словами неприятные ассоциации.

В зависимости от прагматической установки и ситуации общения выбираются языковые средства, которые могут реализовать эту прагматическую установку.

Для каждой вышеназванной группы существует свой набор языковых средств, с помощью которых можно наиболее эффективно выполнить эту задачу. Эти языковые единицы чаще используются для реализации прагматической установки своей группы, воспринимаются традиционным сознанием как носители свойств, присущих данной группе (смягчения неприятного, грубовато-фамильярного отношения, намеренного оскорбления и др.), занесены в словари с пометами эвфемизмы, жаргонизмы, вульгаризмы и т.п.

Другие языковые средства становятся эвфемизмами, жаргонизмами, вульгаризмами только на тот момент, когда реализуют прагматическую установку соответствующей группы.

Характерной особенностью эвфемистического словаря является его чрезвычайная подвижность, что отмечается многими исследователями эвфемии. Сильные негативные ассоциации, связанные со словом-табу приводят к «заражению» эвфемизма – стиранию эвфемистической функции и перехода эвфемизмов в разряд вульгаризмов. В связи с этим постоянно возникает необходимость пополнения эвфемистического словаря, которое происходит, в том числе, и за счет жаргонизмов и сленга.

Эвфемизмам необходимо быть предметом исследования не только в филологии, но и культурологии, так как они выражают такие культурологические особенности языка, как, например, политкорректность. Вследствие процесса эвфемизации формируется определенная система ценностей, понятий, и в случае несоответствия обязывает нас использовать эвфемистическое переименование. Тенденции к игнорированию отрицательных наименований диктуют использование эвфемизмов в целях вежливости. В этом случае вместо негативных слов применяются нейтральные или положительно заряженные единицы. Вежливость и тактичность являются одними из главных культурных стереотипов, которые непосредственно влияют на процесс эвфемизации, а многочисленные научные работы только доказывают это. Эвфемия содержит в себе несколько феноменов, включая социальный, комплексный лингвистический и когнитивный. Процессу эвфемизации посвящены исследования в прагматике, лексикологии, а также в социолингвистике. Эвфемизмы не только  отражают уже произошедшие изменения общественного сознания, но и сами благоприятствуют распространению и укреплению в социуме новых идей.

Для начала необходимо дать определение понятию эвфемизм, чтобы опираясь на него, понять сущность его явления, определить методы его функционирования в речи.

Слово эвфемизм происходит от греческого eu-«хорошо», рhеmi- «говорю» и употребляется со времен древних греков, обозначающий стилистический троп, который выполняет роль словесного смягчения в непристойных или грубых выражениях. По другой версии, термин «эвфемизм» был образован от слова «эвфуизм», которое, в свою очередь, изобрел английский писатель Джон Лили (John Lyly). «Эвфуизм» как литературный прием и стиль был впервые использован Лили в романе «Эвфуэс», состоящем из двух частей: «Анатомия остроумия» (The Anatomy of  Wit, 1578) и «Эвфуэс и его Англия» (Euphues and his England, 1580). Изысканный стиль и слог получили свое название по имени героя романа – Эвфуэса (euphues греч.  благовоспитанный).

Существует довольно много определений понятия «эвфемизм» в лингвистической литературе. B них отображены различные функции данного явления. Эти определения были рассмотрены и разделены на три большие группы. Критерием служили разновидности функций, которые были  отражены в рассматриваемых определениях и выполнялись эвфемизмом.

Первая группа содержит определения, у которых единственная функция эвфемизма - это смягчение грубого и неприятного.

По мнению А.А. Реформатского, эвфемизмы употребляют в качестве разрешенных, заменных слов вместо запрещенных (табуированных)».

B Лингвистическом энциклопедическом словаре эвфемизмы определяются как эмоционально нейтральные слова или выражения, вместо тех слов, представляющихся говорящему неприличными, грубыми или нетактичными».

Похожую трактовку концепции эвфемизм находим и в англоязычных словарях. Например, в Кембриджском интернациональном словаре английского языка термин «еuрhеmism» описывается следующим образом: «(thе usе оf) а wоrd оr рhrаsе usеd tо аvоid sауing аnоthеr wоrd оr рhrаsе thаt is mоrе fоrсеful аnd hоnеst but аlsо mоrе unрlеаsаnt оr оffеnsivе».

Для определений второй группы, помимо основополагающей функции смягчения, упоминается важность социальных мотивов:

Kак  утверждали  K. Аллан и K. Бэрридж- это альтернатива во избежание возможной потери лица: либо аудитории, либо говорящего, либо какой-либо третьей стороны».

Как говорила Е. Тюрина, эвфемизмы – это допустимые и деликатные, мелиоративно-иносказательные, иными словами более приемлемые слова или выражения, используемые вместо тематически стигматичного или социально некорректного антцедента, вместо слов или выражений, которые представляются говорящему непозволительными, грубыми, запретными, с точки зрения принятых в обществе норм морали.

Определения, входящие в третью группу, основной функцией признают функцию маскировки действительности:

Дж. Ниман и K. Сильвер признавали, что эвфемизация- это употребление уместного термина наряду с  прямым, оскорбительным при этом маскирующим истину». 

Оксфордский словарь английского языка дает следующую дефиницию понятия эвфемизм «а mild оr indirесt wоrd оr ехрrеssiоn substitutеd fоr оnе соnsidеrеd tо bе tоо hаrsh оr blunt whеn rеfеrring tо sоmеthing unрlеаsаnt оr еmbаrrаssing».

Согласно всему вышесказанному, можно сделать вывод, что эвфемизм выполняет три функции. Рассмотрим таб. 2:     

Таблица 2

Функции эвфемизмов

Примеры

Пояснения

1)Смягчение неприятного и грубого для говорящего

Уборщик -клининг-менеджер, лгун-выдумщик, плагиатор-копирайтер, old (старый)-advanced in years (преимущественен в годах), fat (толстый) – overweight (с избыточным весом), blind (слепой) – unseeing (невидящий).

Прямое обозначение у говорящих подразумевает оценку предмета речи как такового и понимается как грубость, неприличие и резкость

2) Смягчение грубого и неприятного для собеседника

Nigger (ниггер)-Afro-American (афро-американец), poor (бедный)-penniless (не имеющий пенни), garbage collector (мусорщик)–sanitation man (engineer), undertaker (сотрудник похоронного бюро) – mortician, funeral director.

 

В зависимости от условий и контекста речи проявляется необходимость в употреблении эвфемизма, в представлении социальной обусловленности того, что может быть эвфемизмом.

3) Маскировка действительности

Pregnant (беременная) – expecting a baby,  in a delicate condition, in a certain position; stupid (глупый) – not clever, evil (злой) – unkind

Ұқсас материалдар