Публичная политика в сотрудничестве Казахстана и Южной Кореи

13.12.2015 3587
К публичной дипломатии Кореи относятся не только сотрудники посольства, генерального консульства, но и представители СМИ, бизнеса, науки и образования, деятели культуры и искусства, руководители НПО и т. д.

В последние годы публичная дипломатия заняла одно из важных мест во внешнеполитической деятельности Кореи.

Публичная дипломатия — действия, направленные на строительство долгосрочных отношений, защиту целей национальной внешней политики и лучшего понимания ценностей и институтов собственного государства за рубежом. Публичная дипломатия продвигает национальные интересы и обеспечивает национальную безопасность путем изучения настроений иностранного общественного мнения, информирования его и воздействия на тех, кто это мнение формирует. Публичная дипломатия в основном нацелена на массовую аудиторию. Она исходит из того предположения, что общественное мнение может оказать значительное влияние на свои правительства и на политические системы. Любой вид публичной дипломатии направлен на определенную аудиторию, использует соответствующий этой аудитории язык и образы. Именно это позволяет ей достичь намеченных политических целей.

Публичная дипломатия преследует цель расширения диалога между гражданами своей страны и зарубежными партнерами. Это предполагает активный международный обмен, создание информационных программ, пропаганду своей культуры.

Термин «публичная дипломатия» - это один из способов влияния на мнение и поведение населения зарубежных стран.

К публичной дипломатии Кореи относятся не только сотрудники посольства, генерального консульства, но и представители СМИ, бизнеса, науки и образования, деятели культуры и искусства, руководители НПО и т. д.

Традиционные информационно-пропагандистские методы публичной дипломатии продолжают иметь место, но они уже не так эффективны, как раньше. Телевидение, радио, газеты и журналы, как и прежде, являются важным каналом передачи зарубежным потребителям сведений о стране, но они с каждым годом уступают свои позиции Интернету, эффективность которого многократно увеличилась в условиях коммуникационной конвергенции. И в этом направлении Корея занимает передовые позиции в hard & soft.

Дигитализация контента позволяет осуществлять его распространение в различных формах вне зависимости от технических платформ. Технологическая конвергенция ведет к миниатюризации техники (айпады, смартфоны), что означает облегченную транспортабельность и перманентный режим online, а также синергию каналов информации и контента.

И все же, какими бы ни были совершенными технические средства массовой информации, они никогда не смогут заменить простого человеческого общения и создать атмосферу взаимного доверия. Отчасти установлению межчеловеческих контактов способствуют туризм, образовательные программы, стажировки, волонтерство, занятие бизнесом, религиозная миссионерская деятельность и т. д. Степень обмена человеческими ресурсами во многом определяет уровень сотрудничества между двумя странами.

Есть ли в Корее орган, который бы систематически управлял публичной дипломатией? Есть ли механизм координации? Ни в структуре корейского кабинета министров, ни администрации президента, парламента и министерства иностранных дел не предусмотрено самостоятельное ведомство, организующее и контролирующее публичную дипломатию Кореи. В Фонде корееведения, призванном поддерживать зарубежные исследования Кореи, существует департамент публичной дипломатии, но этой структуры явно недостаточно.

В продолжение темы институализации публичной дипломатии напрашиваются следующие вопросы, на которые мы ввиду дефицита времени не нашли ответов:

1. Есть ли в корейских университетах, прежде всего в топ-рейтинговых, кафедры, центры или институты публичной дипломатии?

2. Есть ли ассоциации и общества по публичной дипломатии?

3. Издаются ли специальные научные журналы, есть ли сайты или электронные издания по публичной дипломатии?

Республика Корея отметила 2010 год как точку отсчета для развития публичной дипломатии. Была сформирована постоянно действующая общественная консультативная группа под названием «Форум публичной дипломатии Кореи» — Korea Public Diplomacy Forum (KPDF). Он состоит из экспертов, работающих совместно в поисках стратегий эффективной публичной дипломатии, у него есть офис в Фонде корееведения. Форум периодически проводит семинары, круглые столы, осуществляет опросы и исследовательские проекты, разрабатывает рекомендации для успешного осуществления публичной дипломатии. Получил назначение посол по публичной дипломатии для контроля и координации стратегии публичной дипломатии.

Сейчас публичная дипломатия Кореи во многом зависит от ее граждан, чьи возможности участия в ней несравнимо выросли в условиях экономических достижений страны и преимуществ процессов глобализации, теперь общество призвано развивать и разнообразить методы публичной дипломатии.

Для усиления «мягкой власти» необходимо создание системы публичной дипломатии, которая сочетала бы традиционные взгляды и новые маркетинговые подходы в целях достижения должного эффекта.

Весь комплекс государственных и негосударственных действий, призванных сформировать определенное отношение к стране, стали называть пришедшим из маркетинга термином branding.

Любая страна, претендующая стать заметной и быть влиятельной на международной арене, должна уделять внимание созданию позитивных национальных брендов и имиджа страны, которые становятся своеобразным нефинансовым капиталом. Имидж страны — это ее конкурентное преимущество, а брендинг — это стратегический подход к развитию этого преимущества и видения того, куда страна может двигаться.

Несколько лет тому назад корейское правительство наметило еще одно направление, которое получило название «gastrodiplomacy». В переводе на русский язык это означает «кулинарная дипломатия», которая исходит из того, что путь к сердцу лежит через желудок. «Кулинарная дипломатия» изобретена не в Сеуле, ранее Таиланд стал активно лоббировать свою кухню в западных странах, открывая по всему миру тайские рестораны. Целью Бангкока было не только накормить тысячи людей тайской едой, но и привлечь новые потоки туристов в свою страну.

Учет местной специфики может дать феноменальный результат. К примеру, в Лос-Анджелесе открылся ресторан корейско-мексиканской (fusion cuisine) кухни, сразу получивший огромную популярность. По словам владельца ресторана, он попытался использовать преимущества соседства «кориа тауна» и кварталов латинос, смешанной техники приготовления корейских и мексиканских блюд, к примеру, bulgogi tacos с кимчхи.

Активное вовлечение в публичную дипломатию негосударственных структур с параллельным перемещением значительной части коммуникаций в Интернет стало «новой публичной дипломатией». Она ориентирована на межкультурный диалог и установление атмосферы доверия и сотрудничества между обществами различных стран.

В условиях глобализации и эпохи открытой информации, когда дипломатия утеряла свою «таинственность» и недоступность к ней общества, простая модель — «government to government» — уже стала нерабочей.

Марк Мак-Доуэлл — один из признанных экспертов, член Консультативного совета по сотрудничеству в публичной дипломатии Гарвардского университета — отразил современное многообразие взаимосвязей в публичной дипломатии следующим рисунком.

Даже не следуя этому рисунку, совершенно очевидно, что в своей публичной дипломатии Корея должна учитывать 7,5 миллиона корейцев, проживающих за рубежом. Сеул начал проводить целенаправленную политику в отношении «соотечественников» чуть более десяти лет тому назад. Для этого в 1997 году был создан специальный правительственный фонд «재외동포재단» (Чэви донгпхо чедан) — Фонд зарубежных корейцев, тесно работающий с Министерством иностранных дел. В декабре 2005 года правительство Кореи приняло программу поддержки этнических корейцев, проживающих в странах СНГ.

С момента установления дипломатических отношений между двумя странами корейцы Казахстана стали принимать активное участие в развитии двусторонних связей в разных сферах жизни: экономике, культуре, образовании, науке и т. д. В диалоге между Казахстаном и Кореей важное место занимает Ассоциация корейцев Казахстана — общественная организация, консолидирующая корейскую диаспору. АКК сделала многое для сохранения и развития этнической культуры, очагов национальной культуры, средств массовой информации, а также тесного сотрудничества с исторической родиной.

Стратегическое партнерство двух стран предусматривает укрепление и наращивание взаимодействия по всей палитре межгосударственных связей. Такое партнерство включает в себя расширение и углубление гуманитарных обменов, тесную кооперацию в сфере образования, культуры, искусства, спорта и т. д. Любой бизнес, в том числе и международный, строится на взаимном доверии, уважении и признании.

Казахи и южные корейцы должны ближе узнать друг друга, увидеть родственные черты в мировоззрении, народной философии, менталитете, этнической психологии, обрядах и обычаях.

Казахстанско-корейские отношения за прошедшие 20 лет прошли несколько этапов развития и переходят в новое качество — стратегическое партнерство. Что же оно означает для Сеула и Астаны? Думается, что понимание общее, хотя цели и задачи у каждой стороны свои.

Каналы и механизмы сотрудничества между Казахстаном и Кореей должны существенным образом расшириться и в этом должна сыграть свою роль не только традиционная дипломатия, но и публичная, народная культурная дипломатия.

К сожалению, пока можно констатировать отсутствие в Казахстане системы публичной дипломатии, прежде всего ее институциональной основы.

Что касается Кореи, то она сфокусировала свою публичную дипломатию на США, Европейском Союзе, Китае и Японии. До Центральной Азии и Казахстана пока дело не дошло.

Как считает Ян Мелиссен, директор программы дипломатических исследований Института международных отношений Нидерландов, приоритетом в публичной дипломатии Кореи должно стать не только продвижение туризма или национальных брендов, но в первую очередь анализ корейским правительством, академическими кругами и остальными акторами актуальных аспектов публичной дипломатии в целях выработки ее стратегических задач и механизмов реализации.

Правительству Кореи необходимо полностью осознать актуальность публичной дипломатии и учитывать ее достижения в реализации своей внешней политики. Публичная дипломатия — это долговременный инструмент, и она будет эффективной, если станет последовательно пояснять, в чем совпадение и разногласия между тем, что делает корейское правительство и чего хочет общественность страны от внешней политики государства. В итоге задача заключается в том, чтобы публичная дипломатия была вовлечена в policy-making.


Азиза АЛЬМУКАНОВА

Ұқсас материалдар