Великий поэт-просветитель Абай Кунанбаев

03.02.2016 91670
Мухтар Ауезов о великом поэте

 

Культура Казахстана во второй половине XIX века

Великий поэт-просветитель Абай Кунанбаев

Жизнь и среда Абая.

Во второй половине XIX в. наряду с устным творчеством происходило развитие и письменной казахской литературы нового типа. Самым значительным явлением этой новой литературы было творчество великого казахского поэта-классика Абая. Он был выдающимся поэтом, отразившим подлинные общественные интересы своего народа и сыгравшим огромную роль в его просвещении и приобщении к русской классической литературе. В истории казахской литературы Абай по справедливости считается основоположником реализма с критическим направлением.

Абай Кунанбаев родился в 1845 г. в Чингисских горах Семипалатинской области, в кочевьях племени тобыкты. Отец Абая, самовластный степной правитель Кунанбай, был старшиной тобыктинского рода.

Ранние детские годы Абая прошли в тяжелой обстановке семейного разлада внутри полигамной семьи. Но по счастью для Абая, его родная мать Улжан была женщиной замечательных качеств. Ее природная гуманность, сдержанная рассудительность и исключительная любовь к сыну создали для Абая редкий в таких случаях уют родного гнезда. Улжан всегда выделяла его из остальных своих детей, и имя его Ибрагим заменила ласкательным именем Абай.

Дав мальчику домашнее образование в ауле у наемного муллы, Кунанбай послал восьмилетнего сына в Семипалатинск в мусульманскую духовную школу — медресе. Преодолевая премудрости арабского богословско-схоластического учения о догмах ислама, Абай вместе с тем стремился расширить круг своих интересов. Уже к этому времени им овладела рано пробудившаяся любовь к поэзии. Она зародилась в нем еще тогда, когда он слушал в родном ауле многочисленные рассказы и воспоминания бабушки Зере, хранительницы живой старины, когда заучивал наизусть слышанные в ауле сказки, легенды, богатырские былины, исторические песни — все многообразное богатство творений акынов. В годы учебы в медресе Абай увлекался также чтением стихов арабских, иранских и тюркских поэтов. Из удушливой атмосферы, в которой его держали богомольные буквоеды и фанатики, он чутким, пытливым умом рвался к произведениям знаменитых классиков Востока, к народной и классической литературе. Вместе с тягой к изучению восточных языков в нем пробуждается интерес к русскому языку и русской литературе. Нарушая суровый устав медресе, Абай самовольно поступил в русскую школу, одновременно продолжая обучение в медресе.

В школьные годы Абай не только изучал доступные ему произведения поэтов, но и сам начал писать стихи. Ранние его стихи — лирические отрывки, послания и любовные стихи — написаны чаще всего под влиянием восточной классической поэзии. Но одновременно это были и стихи-экспромты, созданные в стиле народной поэзии, в духе творчества акынов-импровизаторов того времени.

Вдумчивый юноша, способный ученик и начинающий поэт, Абай мог бы извлечь много важного и полезного для своего будущего даже в условиях скудной "науки" медресе. Но воля отца определила дальнейшую участь сына в ином направлении. Кунанбай в беспрерывной борьбе степной знати за родовую гегемонию нажил себе много врагов среди своих соперников. К борьбе с ними он стал готовить своих детей и близких родственников. Он заставил Абая бросить школу и вернуться в аул, постепенно приучая сына к разбирательству тяжебных дел, готовя его к роли главы рода.

Наделенный недюжинными способностями, юноша попал в гущу сложных интриг. Вращаясь в кругу изощренных воротил и вдохновителей межродовой степной борьбы, Абай стал постигать все тонкие приемы словесных состязаний.

Однако Абай общался не только с людьми из круга знакомых своего отца. Он гораздо больше тяготел к талантливым выходцам из народа. В его памяти откладывались народные песни, произведения эпоса, сказания и предания минувших веков, передававшиеся изустно. Если Кунанбай и его родня хранили в памяти лишь деяния предков - родовых старейшин, то Абай знал почти всех своих предшественников — поэтов, акынов, участников айтысов, выступавших перед народом в борьбе за поэтическое первенство.

Рано пробудившийся интерес к книжной восточной поэзии (арабской, иранской, чагатайской) рождал первые подражательные стихи Абая. Но обращение к традиции казахской народной поэзии сделало его стихи оригинальными и индивидуально-самобытными. Уже в ранних стихах наметился будущий самостоятельный облик поэта, творчество которого глубоко уходило своими корнями в народную почву.

Насильно втянутый волей отца в тягостные дела родовых распрей, Абай долгое время жил в разладе с Кунанбаем. Он не мог мириться с несправедливостью и жестокостью отца и часто действовал вразрез с его интересами, вынося беспристрастные решения. Кунанбаю были ненавистны стремления и вкусы сына: и то, что друзей и советников он искал себе в народе, среди мудрых и честных людей, и то, что Абай уже многие годы тяготел к русской культуре. Между властным отцом и правдивым, непокорным сыном происходили серьезные стычки, которые вели к разрыву.

Поэтическое творчество Абая.

Этот разрыв и совершился, когда Абаю был двадцать восемь лет. Теперь Абай мог устроить свою жизнь по велению собственного разума и своей личной воли. Он вернулся прежде всего к прерванному в детстве изучению русского языка. Близкими друзьями Абая стали акыны, певцы-импровизаторы, талантливая степная молодежь, по преимуществу незнатного происхождения, а также лучшие представители русской интеллигенции того времени, встреченные им в Семипалатинске. Только на тридцать пятом году своей жизни Абай вновь вернулся к поэзии.

Основным содержанием поэзии Абая становится жизнь казахского народа, характеризующаяся началом кризиса патриархально-феодальных отношений, кризиса, возникшего под влиянием проникавших и развивавшихся в казахской степи капиталистических отношений. Родовая вражда, раздоры между крупными феодалами, поддерживаемыми баями и аткаминерами, борьба за должность волостного управителя или бия, темнота и забитость, невежество и бескультурье — все эти явления находили в стихах Абая справедливое осуждение. Абай понимал и то, что эти раздоры искусно разжигались и поддерживались царизмом, действовавшим по принципу "разделяй и властвуй". Поэт видел, что управители, бии и старшины превратились в ставленников колониальных властей. Задумывался он и над тяжелой судьбой своего народа. В стихах Абая звучала глубокая скорбь о злосчастной доле угнетенного, бесправного и отсталого казахского народа. С особой силой скорбь поэта отразилась в стихотворении "О, бедная моя страна!".

В нем поэт рисовал яркий и печальный облик казахского народа, обнищавшего и униженного.

О, бедная моя страна,

Народ казахский мой,

Обвисли жесткие усы

Нечесаной каймой.

Пути добра не отличал

Ты от стези дурной.

Одна щека твоя в крови,

Румянец - на другой...

Как бы отвечая поэтам-предшественникам, которые оплакивали бедствия народа, но впадая в безысходный пессимизм, уныние и мистику, уходя в реакционную идеализацию прошлого, не видя для него выхода, Абай призывал народ к борьбе за будущее:

Народ мой, если ты, борясь,

Не смоешь эту грязь,

Любой унизит честь твою

И оскорбит любой...

Абай пытался открыть народу глаза, громогласно осуждая и беспощадно бичуя в правдивых, желчных, обличительных стихах пороки феодально-родовой знати и чиновничества и призывая народные массы к просвещению, которое, по мнению поэта, одно может указать им путь к новой жизни.

Всю силу ненависти и страстного негодования поэт вкладывал в свои стихи, рисующие образы баев, мулл, управителей, царских чиновников, всех тех степных хищников, которые обманом и силой эксплуатировали и угнетали казахский народ. Таков, например, образ эксплуататор Абая и его сынка:

Но бай балованным сынком доволен без конца,

На радость баю он растет собакой, весь в отца:

Голодных сверстников своих стыдится байский сын,

В нем жадность вора, кровь отца и совесть подлеца.

Бай не поможет бедняку, зачем его жалеть!

А если даст кусок, — гляди, длинна у бая плеть.

Трудись, бедняк, проклятый долг сторицей возврати.

Ведь баю — жить и богатеть, тебе — в могиле тлеть.

Поэт-просветитель призывал преодолеть нищету, невежество, рабскую покорность, межродовую вражду и разобщенность при помощи свободного труда и просвещения.

На свою роль поэта-просветителя Абай смотрел как на общественный подвиг:

Истины сеять зерно я хочу, окрылять языком,

Чтоб не только в глаза, но и в души свет проник.

Пусть же берет молодежь достойный пример с того,

Кто не унизит стиха, кто в нем высокую мудрость постиг.

Глашатай просвещения народа, Абай сам усиленно занимался самообразованием.

Идейная связь Абая с русской культурой.

В 80-е годы Абай встретился с ссыльными революционерами, представителями русской революционной интеллигенции, воспитанными на идеях Чернышевского и Добролюбова. Один из близких друзей Абая, Е.П. Михаэлис, был последователем известного русского публициста-шестидесятника Шелгунова, которому он приходился родственником. Как Михаэлис, так и Нифонт Долгополов и Северин Гросс были высланы в Семипалатинск сравнительно молодыми людьми. До ссылки они были студентами Петербургского и Харьковского университетов. Тесная связь Абая с этими передовыми для своего времени людьми перешла в большую дружбу. На лето они приезжали в гости в аул Абая, зимой постоянно переписывались. С исключительным вниманием и отзывчивостью друзья Абая помогали его самообразованию, подбирая для него книги, отвечая на его вопросы. Хотя друзья Абая принадлежали каждый в отдельности к различным политическим группам и течениям 70-80-х годов, но здесь, в ссылке, они одинаково высоко оценивали роль и необходимость просветительской деятельности.

Прожив долгие годы в отсталой российской окраине - Сибири и Казахстане, — они нередко отодвигали свои тактические программные разногласия, сходясь на одном — на необходимости борьбы против хищнической эксплуатации народных масс, против насилий и произвола царских чиновников и местной феодально-байской верхушки. В революционно-просветительской деятельности находили общую цель и ученик Чернышевского Михаэлис, и революционный народник Нифонт Долгополов, и польский революционер Северин Гросс.

В условиях глухой царской ссылки они совершенствовали знания и в своей общественно-публицистической и научно-исследовательской деятельности непрерывно росли, изучая историю, быт, естественно-географические условия Казахстана и Сибири. Постепенно русские ссыльные становились здесь первыми борцами за просвещение, энергичными пропагандистами борьбы с отсталостью. В различных трудах, написанных Михаэлисом, в исследовании "Обычное право у киргиз" Северина Гросса, в изучении этнического типа казахов, которым занимался антрополог Нифонт Долгополов, пытливый ум Абая находил для своего развития обильную пищу.

Давая многое Абаю в его поисках знания, русские ссыльные сами много черпали у Абая, видя в нем глубокого знатока истории, обычного права, поэзии и искусства, экономики и быта казахского народа и других, родственных казахам народов.

Естественно, что друзья Абая стремились донести до народных масс Сибири и Казахстана правду о русском народе, познакомить лучших людей Казахстана с трудами и думами великих русских классиков и крупнейших общественно-поэтических деятелей тогдашней России. Высокий гуманизм, освободительные идеи, упорная оппозиционность царизму русской классической литературы XIX в., неумолкающий голос возмущения, протеста против гнета и заступничество за угнетенные трудовые массы русского и других народов России — все это не могло не оказать самого благотворного влияния на только еще пробуждавшуюся общественную мысль в Сибири и Казахстане. Не будучи сами значительными фигурами в масштабе всего российского революционно-демократического движения, друзья Абая выполняли в отношении казахского народа великую историческую миссию вестников передовой русской культуры. Они несли в казахское общество имена и творения Пушкина, Лермонтова, Салтыкова-Щедрина, Льва Толстого, Чернышевского, Добролюбова и других великих русских писателей-мыслителей, помогали Абаю познакомиться со всем богатством истории и культуры русского народа. Благодаря этой помощи Абай успешно и быстро расширил круг своих знаний и интересов. Необыкновенно широко раздвинулся его горизонт, когда он обнаружил и познал подлинные ценности духовной культуры русского народа. Абай стал ревностным почитателем наследия Пушкина, Лермонтова, Крылова, Салтыкова-Щедрина, Льва Толстого. С 1886 г. Абай начал переводить на казахский язык произведения Крылова, Пушкина, Лермонтова, впервые сделал их доступными и понятными для своего народа.

В сближении с русской культурой Абай видел для казахского народа единственно верный путь выхода из вековой темноты. Великого поэта-просветителя волновала идея братства и дружбы народов. В своих стихах он стремился внушить казахскому народу, что нужно уметь отделять русский народ от царских колонизаторов:

Прямодушному злобно кричим: "урус"!

Знать, милее нам лицемерный трус.

Заглушив человечность в наших сердцах,

Рвем своим недоверием дружбы союз!

Настоящая дружба стирает межи,

Плещут волны любви через все рубежи.

Абай был не только поэтом, но и композитором, глубоким знатоком и тонким ценителем казахской народной музыки. Он создал ряд собственных мелодий, главным образом, для тех своих стихов, которые вводили в казахскую поэзию новые, не известные ей до этого формы (шестистишия, восьмистишия и т.д.). Новые мелодии создал Абай и к своим переводам отрывков из "Евгения Онегина".

Творчество Пушкина и имена его героев, Онегина и Татьяны, благодаря переводам Абая стали известны сначала в пределах аулов Абая, в кочевьях рода тобыкты, а отсюда проникли и в более отдаленные кочевья, входили в репертуар акынов наряду с казахскими эпическими и лирическими произведениями.

К этим же годам имя самого Абая — поэта, мыслителя и композитора — становится одним из самых популярных и чтимых народом имен. К нему едут акыны, композиторы, певцы из дальних районов его родины. Знаменитый Биржан, акын Байкокше, слепая женщина-акын Ажар, певцы Муха, Альмагамбет заучивали и пели его песни; молодые поэты Арип, Акылбай, Магавья, Бейсембай, женщины-поэтессы Куандык, Сара, Зейнеп и другие разносили по широким степям его стихи.

Гибель Абая.

Длительная, прочная дружба и общение Абая с русскими ссыльными революционерами, его растущее влияние на казахскую молодежь тревожили царские власти, сведения о нем, как об опасном для царизма человеке, доходят до семипалатинского военного губернатора и до генерал-губернатора Степного края. За аулом Абая, за всем, что там происходило, был установлен негласный надзор. Смелый провозвестник правды, изобличитель пороков колониального режима, Абай становился опасным для царизма. За всеми его действиями теперь постоянно и бдительно следили приставы, урядники, волостные управители.

Абай и его молодые друзья выступали против отсталых феодальных устоев, против родовых невежественных интриганов и угнетателей народа, против царской администрации.

Естественно, что Абай заслужил лютую ненависть степных феодалов, верных слуг царизма. Они вели против него беспрерывную, грязную и кровавую борьбу. Не решаясь действовать открыто, применяли коварные и вероломные методы борьбы. Непримиримый и злобный враг Абая родовой старшина Оразбай сплотил вокруг себя недовольных Абаем представителей степной и городской знати. Они стали преследовать друзей Абая, клеветать на него самого: слали в канцелярии губернаторов, уездных начальников, царских судов всевозможные доносы, называя Абая "врагом белого царя" "смутьяном среди народа", "неугомонным нарушителем обычаев, прав и установлений отцов и дедов". По этим доносам в аул Абая наезжали с обысками чины семипалатинской полиции. Однажды с отрядом жандармов приехал даже сам полицмейстер города Семипалатинска и учинил обыск во всем ауле. Наконец, в 1897 г., при явном попустительстве властей, было совершено покушение на жизнь Абая.

Поэт жил в мрачной атмосфере злобы и ненависти. Страшным ударом для Абая явилась в это время смерть его сына Абдрахмана, наследника его дел, образованного и даровитого человека. Вскоре умер от чахотки его любимый сын и талантливый ученик Магавья. В 1904 г., надломленный тягостной борьбой и горестной, трудной жизнью, преследуемый тупой, злобной средой феодалов и чиновников, Абай тяжело занемог. Отвергнув всякое лечение, он умер на шестидесятом году жизни, только на сорок дней пережив любимого сына.

Абай был похоронен в родных степях, около зимовки в долине Жидебай, вблизи Чингисских гор.

Историческая роль Абая.

Три великих источника национальной и общечеловеческой культуры питали своими соками корни творчества великого казахского поэта.

Один из них — казахская устная речевая культура, запечатленная в фольклорных памятниках прошлого, созданных самим народом. Творчество Абая питалось богатствами этого бесценного клада. Находясь в глубоком и тесном общении с поэтическим наследством родного народа, Абай обогатил им свою поэзию.

Другой источник - это лучшие образцы классической восточной поэзии Алишера Навои, Низами, Фирдоуси и других.

Третий источник — это русская культура. Для эпохи Абая сам факт обращения к этому источнику, главным образом к наследию русских великих гуманистов и классиков, до него неведомых казахскому народу, был фактом огромного значения. Это было залогом будущего расцвета казахской культуры, смелой и верной ориентацией казахского народа на дружбу с русским народом.

Обращаясь к этим источникам, Абай обогатил свой духовный мир новыми идеями. Просвещенный и пламенный борец за культуру казахского народа в мрачной среде ханжей, стяжателей, косных старшин-феодалов, Абай был выдающимся человеком своей эпохи не только в истории казахского народа, но и в истории всего Ближнего Востока. Он стал выразителем народных дум, заступником и защитником интересов угнетенного казахского крестьянства, которому принадлежало историческое будущее. Народность Абая была своеобразным и важнейшим явлением большого исторического смысла. Абай народен в выявлении дремлющих духовных возможностей своего народа, которые действовали не на одну эпоху и не только на нужды текущего дня, а играли длительную, благотворную и все возрастающую роль в большой исторической перспективе. В этом смысле к Абаю, как и к другим великим сынам братских народов Советского Союза — Шевченко, Чавчавадзе, Абовяну, Ахундову, Тукаю, весьма подходит характерное определение Белинского в отношении значения Пушкина: "Пушкин принадлежит к числу тех творческих гениев, тех великих исторических натур, которые, работая для настоящего, приуготовляют будущее, и по тому самому уже не могут принадлежать только одному прошедшему".

Высшим критерием народности любого художника является влияние его произведений на развитие национального духовного богатства, определение того, насколько он двинул вперед духовную культуру своего народа, насколько обогатил ее. Все великие художники слова, в том числе и Абай, использовали народное культурное достояние, обогащая, развивая и творчески совершенствуя его. Они обогащали источники народной культуры, ее языковые красоты новым, неведомым народной памяти идейным содержанием. Только таким путем они достигали наиболее высокой степени художественного воплощения передовых идей и чаяний своей эпохи. В этом смысле дистанция от первоначального народного мотива, народного источника до вдохновенного поэтического воплощения его в произведении великого классика может оказаться огромной.

Такую именно дистанцию между устной народной поэзией, несомненно обильно питавшей творчество Абая, и его совершенными, высоко поэтическими культурными творениями наблюдаем мы при их сопоставлении. Народно и то, что составляло первоисточник, и то, что в полноценном, преображенном и развитом виде представлено в наследии поэта.

Творчество Абая обогатило историю народа и, вместе с тем, общечеловеческую культуру новыми ценностями. Эти ценности народ хранил потому, что в них воплощались высшие достижения народного духовного богатства, способствовавшие расцвету его передовой культуры.

Велика была сила поэзии, которой Абай вторгался в неприглядную действительность своей эпохи, стремился разрушить ее косные устои, осудить все и всяческие препятствия, стоявшие на пути развития своего народа.

Абай беспощадно бичевал во многих своих стихах угнетателей народа с позиций эксплуатируемых масс. Он использовал при этом народные устно-поэтические остроты, изречения, поговорки, богатые метафоры, приемы и средства народного юмора. Во множестве стихов, ставших широко популярными среди народа, он заступался за аульного бедняка, батрака ("Ноябрь — преддверье зимы", "Тот, кто заблудился", "О, бедная моя страна!"), за казахскую женщину ("Красотка-девушка"), за мирный созидательный труд простых людей ("Лето", "Осень", "Вот и старость!"), за молодое поколение ("В интернате за годом год"). Стихов-назиданий (карасоз) Абая на эти темы имеется большое число, создавались они на всем протяжении его активной творческой деятельности. Творя на языке народа, Абай обогащал, развивал этот язык для более острого, глубокого, точного и тонкого выражения народных дум и чаяний. Во многих своих творениях он выразил то, чего еще не было и не могло быть высказано народными певцами ввиду исторической новизны и значительности, но что смутно бродило в глубине, в сознании народных масс.

Абай народен тем, что стал духовным оком своего народа и видел далеко, мысля и чувствуя, как народ, он указывал ему на его будущее. В творчестве Абая отразилось, как в историческом фокусе, все главное, волновавшее передовые умы народа. Никто до Октябрьской революции в истории казахского народа так напряженно, многосторонне и ответственно не мыслил о судьбе казаха-труженика, "о кровавых ранах общества", о его будущем, как Абай. Он стал, пользуясь выражением Белинского, тем талантом, который должен быть "органом сокровенной думы всего общества, его, быть может, еще неясного самому ему стремления. Другими словами: поэт должен выражать не частное и случайное, но общее и необходимое, которое дает колорит и смысл всей его эпохи". Эти и подобные им существенные черты и свойства наследия Абая выражают народность его творчества.

Абай — основоположник критического реализма в казахской литературе. Темы стихов поэта о волостных управитеях ("Кулембаю", "Управитель начальству рад", "Кожекбаю"), о баях-хищниках ("Как без труда в руках народ держать", "Ноябрь"), о родовых старейшинах — воротилах степной борьбы ("Хоть мы уже старцы"), о муллах ("Глядит, но что же видит он!"), о невежественных, но упрямых хранителях древних диких обычаев — отцах семейств ("О, бедная моя страна!"), о продажных чиновниках-взяточниках, сутяжниках, лодырях, дармоедах ("Тот, кто заблудился") и другие стихи свидетельствуют о широком охвате сложнейших явлений степной жизни с ярким критическим раскрытием глубоких корней социальной действительности прошлого.

В творчестве Абая убедительно, ясно показано типическое в жизни. Поразительна обличительная сила его творений, правдиво и смело, трезво и гневно раскрывающих все недуги и пороки современной ему действительности, главным образом окружающей общественной жизни. Стихи Абая, остро бичующие гнилые устои быта, общественное зло, невежество, косность, напоминают произведения JI.H. Толстого, который охарактеризован В.И. Лениным как "горячий протестант, страстный обличитель, великий критик". Широкое и конкретное, многостороннее, критическое изображение общественной жизни казахов второй половины XIX в. было возможно в литературе в то время только средствами критического реализма. Реализм Абая был именно таким.

Абай писал по преимуществу стихами, но картины казахской действительности даны в его творениях в широком социально-экономическом разрезе так полно, так всеобъемлюще, разносторонне, что ясно отражена эпоха. Его стихи, поэмы, назидания (карасоз) смело можно назвать энциклопедией жизни современного ему общества во всех его слоях, возрастах, состояниях. Читая Абая, можно составить ясное, разностороннее и точное представление о социально-экономическом, правовом, семейном и общественном, культурном и моральном состоянии казахского общества.

Искусство Абая, будучи глубоко реалистическим, отличалось высокой идейностью.

Достигнуть таких высот мысли и мастерства он смог только благодаря усвоению передовых народно-демократических традиций русской классической литературы.

Огромную роль в развитии эстетических воззрений Абая сыграли произведения Пушкина, Лермонтова. В процессе своей творческой эволюции Абай глубоко воспринял также эстетические заветы Белинского и Чернышевского о назначении и долге поэта - выражать сокровенные думы и чаяния трудовых народных масс.

Много явных и глубинных связей в эстетических взглядах, в мироощущении Абая со взглядами Белинского, Герцена, Чернышевского и Добролюбова. Абай сумел обратиться к наследию великих мыслителей с таким безграничным доверием и преданной любовью, какие в тот суровый век отчуждения, косности, фанатизма являлись редчайшим и ценнейшим качеством. Последовательное обращение Абая к лучшим традициям русской литературы и общественной мысли объясняется величайшей притягательной силой русской литературы, ее чутким и дружелюбным отношением ко всем народностям и особенно к угнетенным народностям России.

Благородная историческая миссия русской литературы и общественной мысли со всеми их лучшими традициями содействовала и во многом определяла формирование и раз-витие поэтического творчества и мировоззрения классиков литературы угнетенных народов России, в частности Абая.

Великий классик казахской литературы Абай взял все от многовековой духовной культуры казахского народа и обогатил эти сокровища благотворным влиянием русской культуры.

Являя своим творчеством невиданное в прошлом казахского народа прогрессивное начало, Абай имел и свои недостатки.

Осуждая и бичуя пороки фанатичных мулл как ханжей и стяжателей, поэт, однако, в ряде своих поэтических и прозаических высказываний оставался приверженцем ислама. Известную часть своих наставлений в разделе моралистической, дидактической поэзии он обосновывал догмами ислама.

Изобличая бесчеловечную патриархально-феодальную эксплуатацию народных масс родовитыми, власть имущими верхами, Абай не до конца вскрывал в своем творчестве классовую природу этой эксплуатации.

Будучи ограниченным историческими условиями жизни своего народа, кочевым скотоводческим бытом небольшого степного района, Абай мало уделял внимания факторам культурно-экономического порядка, вопросам перехода к оседлости или иным интенсивным формам хозяйственной жизни трудового народа. Исторических проблем подобного порядка он конкретно не затрагивал, но зато возлагал все надежды на будущее, на скорейшее приобщение казахского народа к великой русской культуре.. В своей поэзии он оптимистичен, прогрессивен, а социальные устремления поэта целиком отвечали интересам казахского трудового народа.

 

Мухтар Ауэзов

Ұқсас материалдар