Устное творчество казахов

21.11.2014 69879
Культура казахского народа в XV—XVII веках

 Культура казахского народа в XV—XVII веках

Устное творчество казахов

Трудовые песни.

Широко развивалось в XV—XVII вв. многообразное по своей тематике и жанрам устное творчество казахов. Песни, меткие остроумные изречения занимали видное место в общественной и духовной жизни народа. Пословицы и поговорки ("Красноречие — первейшее искусство", "У ремесленника — золотые руки, у певца — золотые слова") свидетельствуют об особом уважении народа к искусству слова.

Устное творчество — зеркало общественной жизни. Патриархально-феодальный уклад, кочевой образ жизни народа накладывали неизгладимую печать на идейно-художественное содержание устного творчества казахского народа. Песни-сказания, былины, бытовые, обрядовые песни, лирические песни, пословицы и поговорки, изречения, афоризмы, героический эпос, социально-бытовые поэмы возникли в связи с общественной жизнью, трудовой деятельностью и борьбой народа за свою независимость.

Большая часть устной литературы разносторонне отображает взгляды, понятия и трудовые процессы кочевников-скотоводов, их многовековой трудовой опыт. Широко, например, отразилась в народном творчестве роль верблюда в кочевом быте. Пословицы "Самый тяжелый вьюк поднимает нар" , "На пути нара не останется груза", "Издержки стойбища возмещает верблюд" ясно говорят о том, что верблюд был основной тягловой силой в условиях постоянных перекочевок. В народной песне говорилось:

Лебеда степная, колючие травы

Не тревожат язык его шершавый.

И несет мурундук[1] он величаво.

Скажешь "шок!" — он тебе ответит: "уч!"

На колени поставь, кибитку навьючь!

Так характеризовали казахи неприхотливость верблюда, его выносливость в ходьбе, в работе, покорность.

Верблюда-скакуна (желмая) прославляли в легендах, песнях-сказаниях, изображая его самым быстроногим животным, обгоняющим и коня, и ветер, и летящую птицу.

Широко воспевалась в устном народном творчестве казахов лошадь. Казахи часто говорили: "Конь - крылья мужчины", "Великан рождается от дородной матери, резвый конь — от благородной кобылы", "Резвый конь — от породистой кобылицы, драмадер — от одногорбой верблюдицы". В песнях и былинах лошадь характеризуется как друг, помощник и спутник человека. Много песен и легенд сложено о резвых скаковых лошадях, тулпаре (крылатом коне), которые "быстро настигают при преследовании и недосягаемы при отступлении".

В песнях-сказаниях, легендах, связанных со скотоводством большое внимание уделялось сохранению скота от хищных зверей, повальных болезней, стихийных бедствий. "Хочешь умножить скот — найди пастбище", "Земля — мать, скот — ее сын", "Пусть за скотом ухаживает тот, кто его нажил" — в этих и подобных им пословицах и поговорках в афористической форме заключена практическая мудрость казахов-кочевников. В песне, связанной с днем Нового года (науруза), отражается радость по поводу благополучной перезимовки скота, увеличения поголовья стада.

Обрядовые песни.

Много у казахов было песен, стихов, частушек, связанных с религиозными верованиями и обрядами. До нашего времени дошли от средневековья обрядовые песни, исполнявшиеся при рождении ребенка, на свадьбах, во время болезни, после смерти человека, на поминках, при встрече Нового года. Свадебные песни "той бастар" (начинание свадьбы), "жар-жар" (друг-супруг - диалог девушки с джигитом), "сынсу", "кыз-танысу" (прощальные плачи), "бет-ашар" (раскрытие лица — наставительная песня, обращенная к молодой при въезде ее в дом мужа) и другие пелись при выдаче девушки замуж как в доме родителей, так и в доме жениха.

Каждое значительное событие в жизни человека, семьи, рода сопровождалось у казахов обрядом и песнью. Абай Кунанбаев справедливо определил значение песни в жизни казахов:

Двери мира тебе открывает — песня.

Двери смерти тебе открывает — песня.

Внимай ей, казах, постигай ее мудрость.

Всей жизни твоей сопутствует песня.

"Жар-жар" — песня-состязание. Ее поют обычно две группы молодежи: мужская, возглавляемая женихом, женская — невестой.

Песня рассказывает о положении женщины в патриархальной семье, выражает грусть и жалобу девушки в связи с переходом в другой аул, в другую среду, разлукой с родны-ми, удалением от родных мест.

Переживания невесты, часто отягощенные сознанием, что она выходит замуж против своей воли, давали повод к возникновению искренних и волнующих песен-плачей ("сынсу", "кыз-танысу"), в которых она прощалась с родными и аулом, выражала свою печаль.

Будто в грудь ты мне выстрелил, милый отец,

За табун меня продал ты, милый отец,

В юрте просторной, милый отец,

Местечка мне нет уже, милый отец!

Чем же прогневала я тебя, милый отец?

Традиция требовала, чтобы девушка в сопровождении подруг с прощальной песней посетила каждую юрту своего и ближних аулов. Это прощание девушки с родными у казахов называлось "кыз-танысу".

Когда молодая приезжала в аул своего мужа, ее встречали песней "бет-ашар" (раскрытие лица). "Бет-ашар" пел кто-нибудь из родственников мужа или глашатай, зачинатель свадебных песен, а молодая женщина должна была внимательно слушать песню, запоминать содержавшиеся в ней наставления, канонизированные правилами патриархально-феодальной семьи. Особенно подробно перечислялись обязанности молодой женщины к родителям мужа. Песня также поучала, как вести себя со старшими и младшими сородичами мужа и гостями.

Ты при ранних, невестушка, вставай лучах,

Не торчи, невестушка, у всех на глазах.

Коль к кибитке скот подойдет впотьмах,

Палки не ломай на его боках.

Языком, невестушка, не болтай,

Даром сплетен, невестушка, не пускай,

Стариков, невестушка, уважай,

И дорогу, невестушка, им давай.

Длинная наставительная песня требовала от молодой женщины молчаливой покорности во всем. Она ярко выражала ее бесправие, обусловленное патриархально-феодальным укладом.

С обрядами, сопровождавшими смерть, погребение и другие трагические события, связывались песни "коштасу" (песни прощания), "естирту" (известие о смерти), "жоктау" (плач по умершему). Этот жанр обычно назывался "песнями скорби и печали". В таких песнях умирающий прощается с детьми, с родными, друзьями, а также с любимым конем и охотничьей птицей. Распространенная тема "коштасу" — это тема прощания с родными землями. Эти песни обычно слагались людьми из беднейших малочисленных родов, изгонявшихся из родных земель крупными феодалами, внешними врагами, а позднее, в XIX—начале XX в., колониальными мероприятиями царских властей. Песни прощания слагались также одиночками — отважными народными борцами против феодалов и царских властей. В дни насильственного выселения аула с насиженных мест такая песня-импровизация возникала в устах акына или складывалась джигитами и девушками пострадавшего рода и племени.

В прощальной песне в поэме "Козы Корпеш и Баян Сулу"говорится:

Прощай, Балталы, Баганалы — родимый край,

Прощай озера, где много лягушек и тины.

Резвилась я на твоих шелковистых лугах,

Прощай восемь оврагов, склоны гор и отроги их.

"Естирту", "конил айту", "жубату" - песни утешения. "Жоктау" - это песни, связанные со смертью близких. "Естирту" осторожно подходила к трагическому известию с помощью аллегории примеров, иносказания, повествовавших о скоротечности всякого земного существования. Затем следовало печальное известие; заключительная часть песни переходила в "конил айту", "жубату" — песню утешения.

В "жоктау" оплакивали покойников. С глубокой древности у казахов сохранился обычай, что жена, сестры или мать покойника оплакивали его в течение целого года, вплоть до "аса". Они должны были дважды в день, при восходе и заходе солнца, вспоминать умершего песней-плачем. Песня воспевала достоинства умершего, изливала семейное горе, тяжесть утраты. По обычаю соблюдать траур обязывалась в первую очередь вдова умершего:

Раскину я черные волосы,

Раскину и зарыдаю.

Грешные пальцы, медные ногти

Ежедневно кровью окрашу.

Румяное лицо свое

До самых костей раздеру.

В песнях "жоктау" часто рисуется печальное положение вдовы, обреченной по обычаю амангерства стать второй или третьей женой одного из родственников покойного.

Многие образцы устного творчества, в том числе обрядовые песни, на протяжении веков сохранили свои идейно- художественные особенности. "Жар-жар", "жоктау", "бет-ашар" всегда занимали значительное место в быту казахов.

Все эти бытовые, обрядовые песни в зависимости от событий, происходивших в общественной жизни, приспосабливались на разных этапах исторического развития казахского общества к классовым интересам различных социальных групп.

Сказки.

Сказочный репертуар казахов богато и разнообразно отражает многие стороны жизни казахского народа, преображенные народной фантазией в ту идеальную жизнь, о которой мечтало угнетенное крестьянство. Сказки дают много интересного для понимания общественной жизни и быта, чаяний и стремлений народа. Многие сказки, сохранившиеся в народной памяти, видоизменялись, обогащались как по содержанию, так и по форме.

Торговые и культурные связи казахов с соседями способствовали возникновению и распространению общих сказочных сюжетов для народов Средней Азии (узбеков, таджиков, туркмен, киргизов), а также проникновению сюжетов русских, китайских, арабских и индийских сказок. В зависимости от общественного положения сказителя сказки нередко имели различное идейное содержание. Вера в аллаха, в рок, в достижение сказочным героем после всех невзгод и лишений желанного идеала - получения титула хана или богатства — объясняется ограниченностью кругозора сказителя, противоречивостью его мировоззрения.

Существовали различные сказочные жанры: сказки о животных, фантастические, бытовые, реалистические, сатирические.

Фантастические сказки казахов представляют сочетание шаманских и мусульманских верований и представлений. В этих сказках ясно видно стремление народа разгадать тайны природы, проникнуть за пределы видимого, найти обетованную землю. Фантастические сказки и легенды рассказывают о благородных подвигах и мужественной борьбе охотников, метких стрелков, отдельных батыров (богатырей), красавиц, у которых "рот как месяц, глаза как солнце", мудрых старцев-прорицателей ("Ер-Тостик", "Едил-Жаик", Кула-мерген", "Алтын-сака", "Кара-мерген", "Аламан иЖоламан", "Жупар корыгы", "Асан-кайгы) и др. Батыры, охотники, смельчаки, добиваясь осуществления своих благородных устремлений, преодолевают опасности, борются с враждебными людям силами (семиглавым людоедом, одноглазым драконом, бабой-ягой, лешим, гиеной), всегда находя чудесных помощников. Героям сказок помогают "тулпар" — быстроногий конь, "шестимесячный путь шестью шагами переходящий", "желмая", "самрук" (жар-птица), уносящая батыра в поднебесье.

Им помогают великаны, передвигающие горы, проглатывающие озера, провидцы, быстроходы. Все эти сказки воплощали мечту обитателей необъятных степей о быстром преодолении пространства, проникновении в тайны природы и покорении ее. Они находят аналогию в русских, арабских, индийских сказках, сказках народов Средней Азии, где эти мечты воплощены, например, в ковре-самолете. Верный помощник человека волшебный конь встречается с владельцем необъятных пастбищных просторов и несметных стад — чудовищем (жалмауыз), борется с ним и побеждает.

Существенное место в казахских волшебных сказках занимает фантастика. Храбрецы Ер-Тостик, Жоя-мерген, Кара-мерген, преодолевая все преграды, посещают неведомый, вол-шебный мир, узнают его тайны. Герои казахских фантастических сказок обладают высоким умом и моральными качествами, наделены необычайной силой, необыкновенным слухом и зрением.

В сказках-преданиях об Асан-кайгы, Жупар корыгы казахский народ воплотил свои мечты о. богатых пастбищах, привольных просторах, удобных для стоянок, о счастливой жизни. В сказке об Асане-печальнике рассказывается, как опечаленный судьбой своего народа, его бедностью, бесплодностью его земель, он решил отыскать обетованную землю, где дни беспечальны, народ не знает нищеты и лишений, где земли тучны, где нет ненависти и вражды, где "жаворонки мирно вьют гнезда на спине овец". На быстроногой верблюдице он объехал все казахские степи, горы, долины, леса и рощи, реки и озера, но. обетованной земли не нашел и умер, не осуществив свою мечту. Сюжет поэмы "Утеген батыр", впоследствии созданной Джамбулом, тесно связан с преданиями об Асане-кайгы. Имя Асана как народного заступника весьма популярно в казахской степи. Его именем акыны часто начинали свои песни. Но образ Асана был использован и акынами, тяготевшими к феодально-родовой знати. Они создали свои, иные версии предания об Асане, где герой представлялся ханским наставником, что явно искажало образ, созданный народом.

Много казахских сказок посвящено животным. Друзьями и помощниками человека в них показаны домашние животные — верблюд, лош

Ұқсас материалдар